Четыре пласта запросов в работе с сексуальной сферой: нормально ли это
Наталья Фомичева
к.пс.н., клинический психолог, сексолог
Исследование влечения и фантазий при работе с парами. Ведущая к.пс.н. Наталья Фомичева
Исследование влечения и фантазий в работе с парами
Открытая лекция в рамках курса "Сексуальность: метаморфозы влечения"
Ведущая Наталья Фомичева - к.пс.н., клинический психолог, супервизор, специалист в области сексуального поведения
Это открытая лекция
В этой статье освещены основные запросы в сексуальной сфере к психологу, с которыми обращаются клиенты, и представлены направления работы с клиентами со сложностями в сексуальной сфере, включая ЛГБТ+ .

Медицинская точка зрения на сексуальную сферу
25, 27 и 29 мая | отношения в паре: от сложностей к гармонии | семинар-практикум Натальи Фомичевой
Close
В России достаточно долгое время на протяжении советского периода и сейчас основной моделью сексологии является медицинская модель. И изначально проблемами сексуальной сферы занимались врачи-сексопатологи. Это даже не сексологи, а сексопатологи, которые занимались такими серьезными нарушениями, которые сейчас в клинической терминологии называются «парафилии». Ранее использовался термин «перверсии», что означает «извращения», но так как сейчас есть тенденция ухода от каких-то стигматизирующих названий, то был принят термин «парафилии» (др.-греч. παρά- «за пределами» + φιλία «любовь»)

В МКБ-10 вы найдете список парафилий, включая БДСМ, хотя в западной практике из нарушений это исключено. Включается транссексуализм, именно в такой формулировке, хотя в ДСМ-5 вы не встретите термин «транссексуализм», там есть понятие «нарушение гендерной идентичности, гендерные дисфории». Входят такие феномены как вуайеризм, фетишизм и так далее.

Итак врач-сексопатолог - это врач, получивший первичное образование в рамках психиатрии, по-сути, врач-психиатр, как правило, со специализацией по сексопатологии, то и точка зрения освещения проблем будет в этом ключе.

Считалось, что есть нарушение, как правило, нарушение психики, и необходима психиатрическая помощь. Но на самом деле, большинство запросов, с которыми обращаются клиенты - это сложности в сексуальной сфере, что принято называть «дисфункциями».

Дисфункции сексуальной сферы - это различные сложности, например у женщин, с достижением оргазменной разрядки, снижение влечения, нарушение переживания наслаждения.

Или, например у мужчин, это - нарушение эрекции и преждевременная эякуляция. И поэтому большинство клиентов с такого рода нарушениями испытывают сложности с обращениями к врачу-сексологу. Кроме того, врач-сексолог зачастую оказывается ограничен в инструментарии, потому что он может провести, например, визуальный осмотр, что никак не помогает понять причину дисфункционирования. Потому что причины большинства дисфункций не связаны с анатомическими изменениями половых органов.

Они связаны с определенными переживаниями, с эмоциональной сферой человека. Также с сексуальной сферой могут работать – врачи-урологи, врачи-андрологи, врачи-гинекологи. Опять же, это даже не медицинская сексология, это сексологическая медицина. И эти врачи, в силу своей направленности и специализации сконцентрированы на том, что если какие-то нарушения есть, то они связаны с какими-то анатомическими проблемами. Или не анатомическими, а, например, гормональными.

Часто бывает, когда мужчина обращается к врачу-андрологу по поводу сложностей в сексуальной сфере, врач отправляет его сдать анализ гормонального фона. И дальше он может назначить, например, гормональную терапию. Проблема заключается в том, что, ни гормональный фон, ни анатомические особенности не играют главной роли в переживании человеком своей сексуальности.

Психологическая точка зрения на сексуальную сферу
Основные проблемы будут связаны именно со сферой психики, и поэтому логичнее было бы, чтобы такие запросы, рассматривались психологом. И здесь возможны проблемы, поскольку психолог, очень хорошо разбираясь в психике, не очень хорошо разбирается в анатомии и физиологии половой деятельности, имеет свои представления о том, что «нормально».

Опираясь в своих представлениях на свой опыт, т.е. имея определенный ритм сексуальных контактов, считает это нормальным. И если клиент сообщает о том, что у него контактов больше или меньше, значит, делается вывод о том, что с ним что-то не так.
И в основном мы будем видеть ситуацию расщепления, потому что с одной стороны есть точка зрения врачей, например, наличие эндокринные проблем, и психолог говорит об эмоциональных переживаниях, не принимая во внимание имеющиеся сложности со здоровьем. Клиенту будет сложно все это интегрировать и получить результат, который бы ему хотелось.
И в основном мы будем видеть ситуацию расщепления, потому что с одной стороны есть точка зрения врачей, например, наличие эндокринные проблем, и психолог говорит об эмоциональных переживаниях, не принимая во внимание имеющиеся сложности со здоровьем. Клиенту будет сложно все это интегрировать и получить результат, который бы ему хотелось.
И если мы говорим про западную практику, есть такое понятие «консультант по сексуальным отношениям», который как раз-таки занимается «дисфункциями» и «дисгармониями».
Дисгармонии – это нарушения в сексуальном контакте, которые возникают в паре. То есть, в принципе, по отдельности люди могут достигать наслаждения и переживать оргазменную разрядку, и с другими партнерами могут, а вот между ними, именно у этих конкретных партнеров «что-то не клеится». И в этом случае мы говорим, что необходима работа с сексуальной дисгармонией в паре.
Основные запросы к психологу
Женщины чаще жалуются либо на отсутствие наслаждения полностью, либо на недостаточное удовольствие. То есть, им кажется, им хотелось бы, у них есть какие-то фантазии про то, что должно быть по-другому, не так, как есть у них.

Мужчины в основном жалуются на нарушение эрекции, недостаточную длительность полового акта, преждевременную эякуляцию. И все эти запросы можно очень объединить в один общий запрос: «Нормален ли я?»
Женщины чаще жалуются либо на отсутствие наслаждения полностью, либо на недостаточное удовольствие. То есть, им кажется, им хотелось бы, у них есть какие-то фантазии про то, что должно быть по-другому, не так, как есть у них.

Мужчины в основном жалуются на нарушение эрекции, недостаточную длительность полового акта, преждевременную эякуляцию. И все эти запросы можно очень объединить в один общий запрос: «Нормален ли я?»
И это основной запрос, с которым так или иначе приходят клиенты, ввиду низкого уровня сексуального образования. Люди не знают анатомию. Многие женщины, например, обращаясь к психологу в 30-50 лет не знают, как устроены их половые органы. На этом фоне преобладают переживания, связанные со стыдом, отвращением, им не хочется с этим встречаться. Кроме этого есть большая идея «как это должно быть».

В основном, приходится иметь дело с отсутствием сексуального просвещения.
Первый пласт запросов: мифы о сексе
Мне в пять лет родители дали книжку - анатомия и физиология половой деятельности, написанная для детей французскими специалистами, единственное издание на русском языке. Она была очень ясная и понятная, и можно было многое для себя почерпнуть.

Для подростков основными литературными источниками были книга «1001 вопрос про это» В.В. Шахиджаняна и газета «Спид-инфо».
То есть большинство людей оказалось в ситуации, когда в детском возрасте их не познакомили с этим вопросом, а потом хлынул поток низкопробной, мало имеющей к действительности, информации. И на сегодняшний день у большинства наших клиентов есть много мифов про сексуальную жизнь.
То есть большинство людей оказалось в ситуации, когда в детском возрасте их не познакомили с этим вопросом, а потом хлынул поток низкопробной, мало имеющей к действительности, информации. И на сегодняшний день у большинства наших клиентов есть много мифов про сексуальную жизнь.
Эти мифы о том, как долго должен протекать половой акт, сколько и как часто должен хотеть здоровый человек. Вот эта связь сексуального желания и здоровья тоже очень активно транслируется. Что является нормальным и что - нет.
И сопоставляя противоречивую разнородную информацию с тем, что происходит внутри, клиент оказывается в ситуации полной растерянности. Потому что у клиента есть функционирование, внешние источники говорят о том, что надо это делать по-другому, и него так не получается, происходит фрустрация. Складывается мнение, что все проблемы связаны с тем, что он какой-то не такой и с этим он обращается к психологу.
И это наиболее частый вопрос, на который я отвечаю в своей практике: «То, что со мной происходит, это нормально?» И ответ здесь - «Да».
Потому что сексология отличается от большинства наук, тем, что нет однозначной «нормы». И, например, понятие условно-физиологического ритма, которое очень активно освещается в нашей отечественной сексологии. Это понятие, которое было сформулировано доктором наук Васильченко, который говорит о том, что два-три раза в неделю у мужчины – это норма в стабильных отношениях.
То есть физиологический ритм – это ритм, на который выходит человек примерно через год совместной жизни с партнером. И если у мужчины происходит отклонение от этой цифры, то надо с ним что-то делать, нравится ему это или нет. Это первый момент, с которым мы начинаем работать.
То есть большинство людей оказалось в ситуации, когда в детском возрасте их не познакомили с этим вопросом, а потом хлынул поток низкопробной, мало имеющей к действительности, информации. И на сегодняшний день у большинства наших клиентов есть много количество мифов про сексуальную жизнь.
Когда клиент озвучивает то, что с ним происходит и хочет получить какую-то поддержку, мы говорим, что все то, что с ним происходит – это нормально, если это не доставляет ему дискомфорт.

Все запросы про то, что «со мной что-то не так, потому что я хочу секса один раз в неделю, а мой партнер – четыре раза, давайте со мной что-нибудь сделаем», основаны на желании соответствовать потребностям партнера, попытками подстроиться под другого человека.
Поэтому начальный этап - исследование того, что нужно именно клиенту, что он знает о своей сексуальности, как она отзывается. И вот здесь мы снова сталкиваемся с интересным феноменом. Есть глобальный миф, что сексуальная активность должна быть направлена на другого человека. По запросу в интернете «секс-тренинги», вы найдете, что эти секс-тренинги посвящены тому, как сделать хорошо другому, в особенности при направленности на женскую аудиторию.

Этот миф также нуждается в уточнении.
Прежде чем активно направляться на то, чтобы сделать что-то для другого, нужно прояснить, понять и прочувствовать, что доставляет мне удовольствие?
Потому что большинство клиентов об этом совершенно не знают, а какая-то направленность на осознавание этого находится под очень большим запретом, т.е. изучать себя и исследовать нельзя. Чаще мы сталкиваемся с этим у женщин.
У мужчин, наиболее частые запросы связаны с идеей, что он функционирует не так, как надо.

Для мужчин сексуальность часто имеет инструментальный характер. У них есть идея о том, что размер половых органов должен быть такой-то. И если он не дотягивает, то возникают достаточно большие сложности – внутренние переживания, или они должны сохранять стопроцентную эрекцию.

Желание должно быть всегда. Как видим, много долженствований по отношению к самому себе. И клиент приходит с запросом, например, на то, что есть нарушение эрекции, а выясняется, что эти нарушения эрекции происходят, когда он работает 30 дней без выходных, спит по 4 часа, и потом он почему-то не хочет секса. Но идея про то, что он должен хотеть – сидит в нем глубоко. И в этом плане мы тоже очень много работаем с мифологией про сексуальность.
Второй пласт запросов: травма
Когда я задаю вопросы своим клиентам, связанные с самоудовлетворением, занимаются ли они мастурбацией, даже до мастурбации - знают ли они, как они устроены, то возникает много чувств, связанных с тем, что это стыдно, плохо, как будто бы у нас есть части тела, которые хуже, чем все остальные. Вот руку рассмотреть – это нормально, а половые органы рассматривать – это ненормально и очень плохо. Это второй пласт запросов, с которыми мы работаем.
Как правило, за такими сложностями сексуального контакта стоят переживания, связанные с детством, подростковым возрастом, родительским воспитанием, первым сексуальным контактом, где было много травматизации. К сожалению, очень большое количество женщин, которые испытывают сложности в сексуальной сфере, имеют в анамнезе сексуальную травму. Из моей практики, 85-90% обращений связаны с сексуальным насилием.
Как правило, за такими сложностями сексуального контакта стоят переживания, связанные с детством, подростковым возрастом, родительским воспитанием, первым сексуальным контактом, где было много травматизации. К сожалению, очень большое количество женщин, которые испытывают сложности в сексуальной сфере, имеют в анамнезе сексуальную травму. Из моей практики, 85-90% обращений связаны с сексуальным насилием.
В этом случае работа с сексуальным функционированием, с тем, что «вот как тебе сейчас в сексе», она отходит на второй план, потому что для нас первичной мишенью становится проработка сексуальной травмы и законсервированных чувств и телесных паттернов, которые остались.
К примеру, такое расстройство как вагинизм, - это сильный телесный зажим, охватывающий тазовый сегмент, мышцы бедер, промежности, тазового дна, как правило, связан с травматизацией либо сексуального характера, либо, что тоже часто встречается, - с травматизацией, полученной в процессе гинекологического осмотра. Потому что, в сфере гинекологии часто клиентки сталкиваются с пренебрежительным отношением, не очень бережным, травмирующим, и это может быть толчком к развитию вагинизма.
Третий пласт запросов: стресс
Еще один пласт работы, который тоже часто встречается, связан с уровнем стресса и копинг-стратегиями.

Дело в том, что многие люди воспринимают свою собственную сексуальность как нечто отдельное от них. То есть, у меня есть жизнь, деятельность, и отдельно - сексуальность. Однако сексуальные желания и фантазии не являются чем-то отдельным.

Более того, сексуальность пронизывает всю жизнь. И поэтому взять и вычленить ее отдельно и попробовать с ней что-то сделать, не меняя во всей остальной жизни, практически никогда не получается. Поэтому обычно, когда мы начинаем разбирать истории про то, что клиент приходит и говорит, что «у меня все плохо, желания нет, я не хочу, секс перестал приносить удовольствие». И мы начинаем расспрашивать клиента про то, что происходит в его жизни, выясняется, что в других сферах жизни происходит разлад.

Он находится в отношениях с партнером и отношения эти не устраивают. Он ходит на работу, которая ему не нравится и при этом работает без выходных, у него кредиты, плохие отношения с родителями и нет увлечений.

Тогда венцом этих разочарований будет запрос - «давайте что-то сделаем с моей сексуальной сферой». И в этом случае я печально говорю о том, что, к сожалению, так не получится. Нельзя механически взять и что-то там подкрутить, чтобы уровень стресса у вас оставался тот же самый, а желание вдруг каким-то образом повысилось в четыре раза. По причине того, что сексуальное желание не входит в структуру физиологических потребностей.
Многие привыкли воспринимать секс, сексуальное желание как физиологическую потребность. Вот я хочу есть, пить, спать, хочу заниматься сексом. Но на самом деле это не так. Желание сексуальных контактов - не входит в структуру физиологических потребностей, потому что без удовлетворения физиологических потребностей человек умирает. Если перестанет есть, пить и спать, он умрет.

Даже если он что-то одно из этого перестанет делать. Если он перестанет заниматься сексом, он не умрет, никто не умирает от этого. Более того, есть люди, которые вообще не испытывают сексуального желания и мы говорим о том, что они относятся к категории асексуальных людей и это нормально. Не нужно лечить человека, которому хорошо с тем, что он не хочет секса.
А с клиентом, который хочет проработать только сексуальную сферу, поясняем, по каким причинам это невозможно: необходимо снизить уровень стресса в жизни, научиться с ним справляться, построить удовлетворяющие отношения, решить другие проблемы или депрессию.
Очень часто люди приходят в состоянии депрессии и у них есть к себе претензии, что они «почему-то» не хотят заниматься сексом. Изменений не произойдет. Вот если начать со всем этим работать, то постепенно можно будет обнаружить в себе сексуальное желание. И это тоже очень большая часть работы.
Четвертый пласт запросов: гендер
И еще один часто встречающийся пласт запросов у меня в практике – это люди, особенно подростки, которые обнаруживают, что они имеют либо гомосексуальную ориентацию, либо обнаруживают, что они являются трансгендерами. Это табуированная тема.

Социум еще может примириться с гомосексуальностью, однако редко можно встретить подростка, который, обнаружив свое гомосексуальное влечение, может спокойно сказать об этом родителям.

При этом очень большая проблема заключается в том, что человек взрослеет с внутренней гомофобией. В обществе до сих пор не принято воспринимать людей с гомосексуальной ориентацией таких же, как всех остальных. Принято считать, что есть «норма» и есть «не норма».

Гетеросексуальная ориентация – норма, все остальное – это не норма. Поэтому очень многие из нас бессознательно усваивают, интроецируют внутреннюю гомофобию. Она может не очень отслеживаться, но она есть.
Когда подросток обнаруживает в себе гомосексуальный импульс, он попадает в ситуацию внутриличностного конфликта. Потому что в нем есть две разнонаправленные тенденции: с одной стороны, есть гомофобия, с другой стороны, есть гомосексуальное влечение. В первую очередь психолог будет работать с внутриличностным конфликтом и его последствиями.
Что касается людей, которые обнаруживают, что они трансгендерны – это еще более тяжелая и сложная работа. По той причине, что, как я уже сказала, если гомосексуальная ориентация где-то принимается. И действительно можно встретить родителей, которые, если подросток с ними поделится, могут совершенно спокойно принять эту историю и не пытаться его от этого вылечить в психиатрической больнице.

То, что касается людей с трансгендерностью, это очень болезненная тема. Она болезненна и для самого подростка, и для всей семьи. До сих пор у нас очень часто можно встретить трансфобных специалистов. Если, например, такой человек начинает обращаться за медицинской помощью, не связанной с его трансгендерностью, просто пройти обследование, то происходит дополнительная травмируется от контакта с врачами.

И поэтому работа с трансгендерными людьми, которые тоже встречается в практике - это работа с постоянной травматизацией.

То есть эта работа с тем, что у нас клиент не один раз получил травму, а он ее все время получает, просто предъявляя себя в обществе, пытаясь быть таким, какой он есть. И здесь тоже есть очень много вопросов о том, как это все будет дальше развиваться, поскольку, к сожалению, я не вижу, чтобы мы как общество двигались в сторону большей толерантности. Поэтому эти вопросы, я думаю, еще долго будут сложными.

Хочу привести пример того, что не всегда даже трансгендерные люди понимают, что они трансгендерны.
Случай из практики
Приведу в пример клиента, лет 30 с запросом, что он обнаружил, что он гомосексуален, и долго не мог сформулировать, чего же он хочет от меня и почему он обратился ко мне.

Он рассказывал о своем гомосексуальном опыте, но ему все время казалось, что что-то не так. И в процессе того, как мы с ним разговаривали, он сказал: «Знаете, меня никогда не привлекали именно геи. Вроде, если я мужчина, который гомосексуален, меня должны привлекать геи. Но я пробовал быть в гей-тусовках, налаживать с ними контакт. Нет, меня привлекают именно гетеросексуальные мужчины».

И тогда я спросила: «Может, есть ощущение какое-то, что вы больше чувствуете себя женщиной?»

Для него это было открытием, он никогда не мог этого сформулировать. Мы продолжили: «Значит, вы обладаете трансгендерностью, у вас есть такие-то особенности», и он спросил: «А что это?»

То есть, самого термина «трансгендерность, транссексуальность» человек не слышал. И я вкратце ему рассказала, он ушел домой заниматься самообразованием, и пришел потом еще на одну консультацию. И очень долго говорил о том, что для него это стало открытием, и он понял наконец-то, что с ним происходит, и все встало на свои места.
Иногда люди не знают, как это назвать, всилу того, что не так много информации и не так просто с этим быть. И поэтому это отдельный пласт запросов с тем, что называется ЛГБТ+, связан с тем, что психолог поясняет клиентам как это бывает и специалисту в этой специфике нужно хорошо ориентироваться.

Нужно понимать, чем, например, трансвеститизм будет отличаться от транссексуальности, почему нельзя говорить «операция по смене пола», а это - «трансгендерный переход». И обеспечивать в психотерапии максимально безопасное пространство.

Терапевт будучи цисгендерным и гетеросексуальным, имеет мнение о том, что все нормально, хотя для клиента это может быть очень болезненно. И это требует тактичности и аккуратности от специалиста для того, чтобы помогать клиентам, которые обращаются с такими запросами.
Стратегию и тактику работы консультанта по сексуальному поведению мы обсудим на семинаре-практикуме Мужчина и женщина: техники и методы работы.
Ведущая Наталья Фомичева.
Приглашаем вас очно и онлайн! Доступна запись.

Читайте далее ответы на вопросы по теме сексуальное и пищевое поведение.
Вопрос:
Как работать с трансгендерными людьми?
Ответ:
Когда мы работаем с трансгендерными людьми, первое, как я уже сказала, это проработка травм. По сути, большинство из них находятся в состоянии хронического ПТСР. И это работа, во-первых, с проживанием всех этих историй, во-вторых, с выстраиванием устойчивых границ, чтобы человек мог выдерживать. Потому что, к сожалению, с окончанием терапии травматизация не закончится и как говорит один мой клиент: «Ты вынужден каждый день это предъявлять и ты будешь каждый день с этим сталкиваться».

Вторая очень частая мишень, не у всех трансгендерных людей, но у некоторых она есть, - это переживание телесной дисфории. Когда человек еще не совершил трансгендерный переход или не планирует его совершать. Там возникает очень много сильных чувств по поводу образа тела. Стыда, отвращения, ненависти, самоповреждения, и часто работаем с образом тела.
Рекомендую курс "Образ тела: от ограничений к свободе", в особенности - первый модуль.
Вопрос:
Как работать с проблемой вагинизма?
Ответ:
Стратегии терапевтической работы с вагинизмом достаточно простые. Я могу сказать, что вагинизм это история, которая лечится очень хорошо в психотерапии, это радует. Это работа с травмой, если она есть, потому что бывает, что есть травматическое ядро, действительно было сексуальное насилие или медицинское насилие. А бывает, что как таковой травмы нет, но есть фобическое ядро. Был большой страх, внушенный перед, например, половым актом. Девочке рассказывали, что это плохо, боль и кровь. Она в первый раз испугалась, потому что ей действительно было больно, потому что спазм усиливает болевое ощущение, и это закрепилось.
И мы прорабатываем это ядро в прошлом, если оно есть, а дальше есть телесные упражнения. Если вы посмотрите работу в телесно-ориентированной терапии с тазовым блоком, где-то обычно 3-4 месяца занимает проработка этих тазовых спазмов. Плюс клиенту даются всякие домашние задания на расслабление. И когда он научается расслабляться, постепенно спазмы уходят.
С техниками и методами работы мы знакомимся на курсе "Сексуальность: метаморфозы влечения".
Вопрос:
К какого рода потребностям относится сексуальность?
Ответ:
Сексуальность относится к структуре мотивационно-коммуникативных потребностей. Это история про познание нового, про коммуникацию с другим, про изучение себя, то есть это гораздо больше, чем просто физиология.

Сексуальность, конечно, зависит и от физиологии, просто мы разделяем сексуальное желание, сексуальное влечение, сексуальность, как феномены. То есть, мы можем видеть увеличение уровня сексуального влечения, например, на пике овуляции, но это вовсе не единственный фактор.

И опять-таки, когда мы говорим о том, что женщина входит в период менопаузы. Овуляции у нее прекращаются, сексуальное желание у нее может вполне себе не прекращаться. А даже усиливается у некоторых женщин. Поэтому, конечно, есть физиологические факторы, которые влияют на сексуальное желание. Или, например, уровень гормонов – сочетание эстроген-тестостерон у женщин влияет на лубрикацию, на увлажнение. Поэтому где-то будет достаточно своей естественной смазки и будут более комфортные, более яркие ощущения, где-то будет меньше, но сама по себе сексуальность как феномен – это гораздо больше, чем только физиология.
Вопрос:
Какие могут быть причины сексуальных дисфункций?
Ответ:
Можно говорить о трех видах сложностей в сексуальной сфере: дисгармонии, дисфункции и парафилии. У клиентов с нарушениями пищевого поведения проблемы с сексуальностью относятся к сфере дисгармонии - нет совместимости с партнером. Это становится косвенной причиной сексуальных дисфункций - отсутствие коммуникации и в терапии необходимо работать над восстановлением коммуникативных навыков.

До встречи на семинаре!
СЕКСУАЛЬНОСТЬ:
МЕТАМОРФОЗЫ ВЛЕЧЕНИЯ

25, 27 и 29 мая
Повышение компетенции психологов
при консультировании проблем сексуальной сферы:
дисгармонии пар, аноргазмия, снижение влечения

Ведущая к.пс.н. Наталья Фомичева
Транскрибация лекции подготовлена в рамках проекта
"Сексуальность: метаморфозы влечения"
Ведущая Наталья Фомичева
© 2015 - 2021 All Rights Reserved. PSY4PSY.RU
contact@psy4psy.ru