ДРАЙВ И ОТНОШЕНИЯ
сексуальность в терапии
Питер Филиппсон - гештальт-психотерапевт,
международный тренер и супервизор; учредитель
Манчестерского центра гештальт-терапии
Питер Филиппсон - гештальт-психотерапевт, учредитель Манчестерского центра гештальт-терапии
Большинство запросов о проблемах в сексуальной сфере связаны с реализацией сексуальных возможностей.

Сами по-себе люди представляют собой скрыто-сексуальных существ. Сексуальность принято скрывать, и она обусловлена жизненным опытом. И эту тему возможно и необходимо исследовать в терапии.
Цель терапии в работе с сексуальностью - предоставить клиенту возможность безопасной реинтеграции своей сексуальности. И терапевт должен уметь поддержать себя, входя в эту сферу с клиентом.
С другой стороны это одна из тем, которую стараются избежать в терапии как клиент, так и терапевт, по многим причинам.

Это может быть связано с общими сложностями, таким как здоровье, отношения с другими, культурный или религиозный контекст. Здесь как клиент, так и терапевт, в особенности, если они выходцы из одной культурной среды, избегают тем влияния истории жизни клиента на сексуальность. И рассматривают другие острые темы. В итоге клиент решает много проблем в терапии, но так и не получает удовольствия в сексуальной сфере.
В каком-то смысле избегание темы сексуальности вполне естественно, потому что сексуальность выходит за рамки этики и можно сказать, становится опасной. С другой стороны, подавление сексуальности также опасно. Контроль сексуальности или доминирования в сексе приводит к сексуальному абьюзу, агрессии или насилию.
21 апреля 19:00 | однополярные и двуполярные системы | СЕМИНАР ПИТЕРА ФИЛИППСОНА
Close
Если клиент уходит из терапии, а его способность создавать прочные отношения не восстановлена, то терапия не завершена.

Не обязательно она должна завершаться, клиент может пойти к другому терапевту, выбрать терапевта другого пола или не захотеть работать с этой темой. Но терапевт должен помнить, что этот аспект остался незатронутым.

В ряде случаев клиент сам не привносит это, потому что убежден, что терапевт не хочет говорить о сексе. И оказывается прав. Терапевт беспокоится, что тема сексуальнсоти может вызвать недовольство или подозрения клиента.

Итак, есть ощущение небезопасности, в связи с этой темой, в особенности если есть опыт сексуального абьюза в детском возрасте. Скажу, что в таких ситуациях терапевту необходимо поддержать клиента в выражении его сексуального опыта, и не оставлять это тому, кто его принуждал ранее.

Эту тему следует включать в терапию медленно и непринужденно.
Вспоминаю случай с одной клиенткой. Мы с ней работали с телом, приближаясь к теме сексуальности, которая у нее ассоциировалось с опытом насилия в детском возрасте. Она пришла на одну из последних сессий, улыбаясь, и сказала, что ее пригласили на свидание. Она сказала, что боится, но, думает, что это будет хорошо. Впоследствие они стали жить вместе, а она завершила терапию.

Приведу другой пример такой работы.

На первой встрече клиентка сказала, что чувствует себя в безопасности здесь, со мной, что я не буду вступать с ней в сексуальные отношения. Я сказал, что не буду торопиться с таким выводом.

В действительности, я не буду вступать с ней в сексуальные отношения. Но она привнесла эту возможность секса сюда, в кабинет, и я не хочу это просто отложить в одностороннем порядке.

Одна из возможностей для нас, как людей, - это наша сексуальность, и мы можем это исследовать. Я могу быть уверен в себе и буду поддерживать границу - не буду переступать границу сексуального контакта, но не могу отвечать за нее - иметь сексуальные чувства по отношению ко мне.
Итак, терапевт поддерживает эту границу, но не клиент. Для клиента важно исследовать свою привлекательность со мной. И тогда я был тем, кто выдерживает эту границу, чтобы она могла исследовать свою сексуальность. Иногда необходимо быть намного жестче, чем это принято.
Другой пример ситуации, в которой я сказал клиентке, что я телесно-ориентированный терапевт, но не могу представить возможность, чтобы я захотел к ней прикоснуться. Я понимал, что у нее не было отношений в течение многих лет. И я ощущал жесткую физическую границу, которую невозможно преодолеть - даже в невинном прикосновении. Я сказал, что именно это мне кажется важным между нами. И она не поняла, что я имею в виду. Я продолжал об этом говорить, и это стало важной темой в наших отношениях. Спустя несколько недель она сказала, что начала понимать.

Она предложила эксперимент с приближением. Мы разошлись на небольшое расстояние и стали приближаться друг к другу, мы не знали, где остановимся. Мы остановились, когда коснулись руками друг друга, и это было связано с многими вещами в ее жизни, и она снова стала ходить на свидания.

Этого бы не произошло, если бы я не сказал о том физическом послании, что получил.

Иногда бывает по-другому. Одна клиентка наоборот, очень хотела сексуальных отношений со мной, и я сказал, что я не собираюсь этого делать. И спросил, если это произойдет, то что?
- Тогда нам больше не нужна терапия! - сказала она, улыбаясь.

Интересно то, что я обсуждал эту ситуацию с коллегой, и он беспокоился, чтобы у меня ничего с ней не было. В терапевтическом процессе мы должны исследовать сексуальность без сексуального контакта. Есть запрет на сексуальные отношения - четко знать, где границы. Клиент исследует опасную ситуацию, а терапевт удерживает эту границу, предоставляя терапевтическое пространство.

Терапевту необходима подготовка, позволяющая с этим работать. 
Прежде всего, это личная терапия и исследование собственной сексуальности и отношение с сексуальностью других. Личная терапия терапевта должна включать тело, прикосновение и сексуальность. 

В инструментарии терапевта должны быть эксперименты с прикосновением, взглядом, сексуальная лексика, чтобы раскрывать эту тему для клиента. 

Вопрос:
Как говорить с клиентом о сексуальном возбуждении? Ведь он может воспринять это как абьюз? Где граница - о чем можно говорить, а что лучше не вносить?
Peter Philippson
Этот вопрос можно применить к любому из аспектов терапии, он касается не только сексуальности. Нужно понимать, что люди, понимают невербальное выражение чувств и влечения - говорим мы об этом или нет. Мой опыт говорит о том, что если я буду об этом говорить и приглашаю клиента говорить, то это не будет восприниматься как абьюз. 
Я бы сказал, что цель терапии - развести секс и абьюз. Если избегать этой темы, то клиент поймет, что это стыдно и небезопасно. 

Вопрос:
Как осуществлять поддержку сексуальности в терапии?
PETER PHILIPPSON
Прежде всего - это принимать сексуальные реакции, удерживать границы проявления сексуальности, иногда это трудно удается поддерживать. Часто терапевта представляют бесполых асексуальных существ, тогда важно напомнить, что это не так. 

На семинаре "Сексуальность: драйв и отношения" мы поговорим о позиции терапевта в других терапевтических ситуациях, границах и возможностях такой работы.

Питер Филиппсон
психотерапевт, супервизор, экс-президент AAGT
Литература

1. Resnick Stela, Body-to-Body Intimacy, 2019

2. Margarita Spagnuolo Lobb, The Aestheic of Otherness, Getalt Inst, Italy, 2019

3. Филиппсон Питер (2001). Self в отношениях: Добросвет, 2014.
РАБОТА С ПАРАМИ:
Однополярные и двуполярные системы

21 АПРЕЛЯ
Курс профессионального мастерства
Питера Филиппсона
© 2015 - 2021 All Rights Reserved.
По материалам встречи GESTALT INSTITUTE, POLAND, превод с англ.яз. Галины Савченко
Авторский курс Питера Филиппсона
Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов сайта, элементов дизайна и оформления допускается лишь с разрешения правообладателя и только со ссылкой на источник: www.psy4psy.ru