24 мая |Слышание голосов при различных диагнозах и без клинический проявлений
Close
О чем говорит симптом?
Работа с феноменом слышания голосов в терапии
Работа с феноменом слышания голосов
Этой статьей мы открываем рубрику, посвященную исследованию такого феномена как слышание голосов, его роли в диагностике и определении мишеней терапии.

Рубрика будет включать в себя статьи, лекции и практические занятия.
Подписаться на рубрику вы можете в конце статьи.

Ведущий, автор статей и обзоров доктор Йоахим Шнаккенберг - тренер EFC, супервизор - изучал психиатрическую помощь в Англии, социальную работу в Германии и проводит исследования феномена слышания голосов. Возглавляет организацию «Hearing Voices and Recovery», Германия и является соучредителем Института EFC www.efc-institut.de
Современные исследования свидетельствуют о том, что феномен слышания голосов характеризует многие расстройства личности, включая пограничное расстройство личности, ПТР, диссоциативное расстройство личности и психотическое расстройство.
Независимо от наличия диагноза, этот феномен может быть ключевым в понимании потребностей и жизненных ситуаций, которые нуждаются в проработке, даже если их воздействие воспринимается как негативное.
Начиная с 1987 подход, описывающий терапевтическую работу с пациентами, слышащими голоса, набирает вес. В особенности важен его вклад в депатологизацию и приведение к норме феномена слышания голосов и пониманию того, что этот феномен представляет собой нормальную реакцию на жизненные ситуации. Понимание голосов и других симптомов в таком ключе может успешно использоваться в терапии. Эта статья представляет собой обзор такого подхода EFC (Experience Focused Counseling) - это психологическое консультирование, фокусированное на переживаемом, и предлагающего один из возможных способов работы.

В современном научном дискурсе подвергается сомнению традиционный взгляд на феномен слышания голосов как ключевого симптома в биологически-основанной диагностике такого расстройства как шизофрения (McCarthy-Jones, 2012; Murray, 2016; Harrison, Cowen, Burns & Fazel, 2018).

Вместо этого слышание голосов и других похожих переживаний и неспецифических состояний рассматривается в качестве нормального функционирования и встречается у 2.5% общего населения. Более 20% людей имеют этот опыт более продолжительное время и только в 7.4% это является показателем психического расстройства, такого как шизофрения (Linscott & van Os, 2013). К тому же, слышание голосов и визуализации могут возникать также часто (к примеру, несколько часов подряд) и схожей природы (например, внешние, агрессивные и т.д.), что и при других психиатрических диагнозах (включая ПТР, пограничное расстройство личности, диссоциативное расстройство идентичности, нервной анорексии, булимии, расстройствах аффективного спектра), а также в неклинических случаях (Waters & Fernyhough, 2016).
Факторы внешней среды, такие как психическая травма или социальная несостоятельность, можно с уверенностью назвать причинными факторами (van Os, 2018); и исследования говорят о том, что диссоциация может лучше прояснить появление голосов, чем биологическое дисфункционирование (Moskowitz et al., 2017). Поскольку эффективность антипсихотических препаратов ставится под сомнение (Leucht et al., 2017) и сопровождается более тяжелыми последствиями (к примеру, уменьшение объема головного мозга, увеличение летальных исходов), чем было принято считать ранее (Murray et al., 2016), необходим значительный парадигматический сдвиг в теории и практике (Murray, 2016; Johnstone & Boyle, 2018).

Эти научные предпосылки были учтены и воплощены в индивидуализированном подходе в психологическом консультировании EFC, или понимании голосов. В частности, этот подход предлагает идею того, что слышание голосов само по себе не является объектом терапии, и непосредственное взаимодействие ведет к ухудшению симптомов и другим негативным личным и социальным последствиям в жизни пациента (Romme, Escher, Dillon, Corstens & Morris, 2009).
Этот подход способствует депатологизации, нормализации и поиске преимуществ феномена слышания голосов. Благодаря ему делается акцент на потенциале слышания голосов как понятной психической реакции человека на жизненный контекст. Также помогает выявить существующий дисбаланс в отношениях и психике.

Более конструктивный и осознанный подход к обращению с феноменом слышания голосов может снизить негативные последствия и обогатить жизнь самого слышащего (Romme et al., 2009). Прежде всего, в терапевтическом сеттинге необходимо обратить внимание на личные интересы слышащего голоса и "намерение" голосов (Schnackenberg & Burr, 2017).

Фокус на возможное излечение и понимание голосов как потенциального ресурса к излечению является новаторским, поскольку ранее этот феномен рассматривался в ключе диагноза шизофрении, и следовательно, считался бесполезным (Romme & Escher, 2000).

Практика EFC подтверждает важную роль слышания голосов в понимании других клинических симптомов как "подавленное настроение", "ощущение контроля", "тревожность", "абстиненция", "бред" или "расстройство формального мышления", также как и возможных личностных конфликтов, которые требуют проработки.

Голоса как ключ к пониманию
Терапевтический процесс должен строиться на принципе сотрудничества, разрабатывая потенциально значимые (полезные) функции голосов в жизни человека, и отвечать на вопрос, как отношение с голосами может помочь улучшить жизнь пациента?
Рассматриваемые с этой точки зрения, слышание голосов, трансформируется из ключевой проблемы в ключевое решение. Голоса как ключ к пониманию таких симптомов как "подавленное настроение" "ощущение контроля", "бред" или "расстройство формального мышления" могут обнаружить явную попытку или реакцию на жестокую или резкую попытку прервать симптоматику. Голоса, заставляющие человека причинить вред себе могут говорить о желании человека получить контроль над эмоционально тяжелой ситуацией, которая может быть связана с неразрешенным травматическим опытом. Этот принцип может быть применен и в других состояниях, которые классифицируются как "симптомы". Ограничений в диагностике подход КФП не наблюдалось. Основным критерием является, насколько человек страдает от симптома. Следует отметить, что голоса, могут проявляться в других формах, таких как нежелательные мысли, ощущение отсутствия контроля, слышание духов, Бога, дьявола, божеств, живущих в растениях, телепатии и другое (Schnackenberg & Burr, 2017).

Подход EFC предлагает идею нормализации, депатологизации через использование в речи таких оборотов как: слышание голосов, вместо галлюцинирование, непознанная реальность/неразделенные взгляды вместо бредовое мышление. Включает такие инструменты как Маахстрихтское интервью, отчет и конструкт, также прямое общение с голосами (другим симптомом), чтобы понять, что они означают в жизненном контексте конкретного человека Romme & Escher, 2000; Steel et al., 2019). Терапевтический процесс должен строиться на принципе сотрудничества, разрабатывая потенциально значимые (полезные) функции голосов в жизни человека, и отвечать на вопрос, как отношение с голосами может помочь улучшить жизнь пациента; работу со страхами пациента и его окружением. Необходимо учитывать, что процесс терапии длительный (Schnackenberg & Burr, 2017).

Иллюстративный пример из практики
Джейн, девушка 33 лет, у которой диагностирована анорексия в 16 лет и тревожное расстройство в 23 года. Она слышала голоса с 6-ти лет. В 15 лет ей было сложно с ними справляться, поскольку они говорили ей не есть, чтобы ее мать не пострадала. Они также приказали ей выйти на улицу и броситься под проезжающий автомобиль. С тех пор она ест мало и боится выходить, соответственно, не работает. С 16 лет она находится под наблюдением психиатра и психолога, но из-за страха того, что ее сочтут сумасшедшей, она не говорила им об этих голосах.

В ходе терапии EFC, Джейн научилась рассказывать о своих страхах и голосах. Благодаря этому получили выражения ее собственные тяжелые чувства по отношению к матери, поскольку мать жестоко с ней обращалась. Они также свидетельствовали об отсутствии веры в себя и способности постоять за себя. Стало очевидным, что голоса пытались защитить ее от само-обвинений и возможных страданий, также подталкивали ее найти способ жить собственной жизнью, найти себе занятие и встречать других людей. По мере того как она научилась отстаивать свои интересы и выходить из дома, голоса стали звучать тише и у нее появилось ощущение того, что она постепенно продвигается к выздоровлению.
Заключение
Также как и голоса, люди сами по себе, не являются проблемой. Это всего лишь способ того, как с ними обращаются, рассматривают их как врагов или возможных союзников, или друзей. Понимание голосов означает веру в большие ресурсы человека, в его способность переносить тяжелые ситуации и может служить вдохновляющим опытом и пример силы, скрытой в людях. Психологи и специалисты помогающих профессий также могут черпать ресурсы, опираясь на эту точку зрения, которая становится все более распространенной в среде психиатров и психологических служб.
Понимание голосов
Терапевтическая работа с голосами как агентами выздоровления
24 мая (очно, онлайн, Москва 2019г.)
Ведущий Иоахим Шнеккенберг
Открытые материалы
Введите e-mail и мы пришлем вам логин и пароль для вашего личного кабинета с доступом к материалам сайта
Нажимая на кнопку "Подписаться", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Расписание занятий
28 марта | Онлайн встреча (перевод с английского)
18 апреля | Онлайн встреча (перевод с английского)
24 мая | Очная встреча (перевод с английского)
Супервизия будет проходить по вашей заявке
Click to order
Cart
Total: 
Ваше имя
email
Номер телефона
Автор Йоахим Шнакенберг
Перевод Галины Савченко
Для обдожки и бейджика взят фрагмент работы
Lucien Freud, Artist's room, 1944

© 2015 - 2019, All Rights Reserved. PSY4PSY.RU
contact@psy4psy.ru
Made on
Tilda