Новости проекта Psy4Psy
Подпишитесь на нашу e-mail рассылку.
Нажимая на кнопку "Подписаться", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.

SELF и КОЖА
Отчужденная телесность

Татьяна Назаренко
практикующий психотерапевт, супервизор

Отчуждение связано с избеганием переживаний стыда, страха, одиночества, душевных страданий. Как следствие - все большее отдаление от ощущения жизни в собственном теле, утрата идентичности, вплоть до дисморфии.
Отчужденная телесность является следствием опыта, который заставляет «отчуждать» части тела, делать их нечувствительными и отодвигать границы контактирования вовнутрь, что создает некоторое пространство, буфер внутри.

Таким образом, часть тела выполняет функцию регулятора вступления в контакт или избегания его посредством избегания собственного тела, а точнее, его части. В результате переживание себя становится не целостным, а фрагментированным.

При различных пищевых расстройствах мы можем наблюдать разнообразную динамику процесса отчуждения и искажения восприятия телесности.

При анорексии, к примеру, отчуждение телесности, десенсебилизация и выбор «внефизиологического» существования происходит, на мой взгляд, уже на уровне организм/окружающая среда. Там, где есть переживания, но нет контакта с этими переживаниями, только пассивное восприятие.
Давайте рассмотрим на примере как это происходит?
В этом кейсе приведена информация и размышления после первых десяти встреч с клиенткой. Динамика терапии и сотрудничество с другими специалистами вынесено за рамки данного описания.
Девочка, 14лет. Профессиональная спортсменка. Рост 158см, вес 34кг.
Хорошо учится, интеллектуально развита. Эмоционально чувствительна. Очень самостоятельная на первый взгляд.
Кратко о клиентке
Ограничения в питании, прием слабительных и диуретиков, изнуряющие физические нагрузки, навязчивое стремление изменить свое тело, резкая потеря веса, наличие идеала худобы, достижение которого является сверхценной идеей, страх набрать вес.

Наблюдаются трудности в способности к вербальному выражению аффектов, а также к различению между аффектом и действием.
Довольно сильно выражена тревожность. Самоуспокоение достигается трудно, удается путем контроля, в частности, количества еды и объема тела.
Специфические симптомы
Клиентка из полной семьи, живет с родителями. Семейные ценности и воспитание имеют сильно выраженный религиозный характер с табуированной темой сексуальности и аксетичным отношением к телесности. Односиловая семейная система, т.е. выражать собственное мнение и претендовать на удовлетворение своих потребностей, по словам клиентки, право есть только у отца. Обращение с собой и с матерью девочка описывает «как с животными». С матерью отношения конфлюэнтные.

Сильно выражен страх созревания, взросления и принятия женской роли, в частности пугает повторение судьбы матери.
Семейные факторы
Вид спорта, который предполагает сниженный ИМТ для достижения конкурентной формы тела. Ценность низкого веса в значимой группе как среди подруг, так и среди наставников.
Социальные факторы
Конечно, и факторы, связанные с вхождением в подростковый возраст. Изменение роста, формы тела. И встреча с противоречивыми потребностями её сексуальности.

Т.к. девочка была довольно дистанционна в физическом контакте с окружающим миром, ей с этими изменениями оказалось сложно адаптироваться, найти новую точку положения в мире, ощутить новые границы тела. Отчуждение от телесности стало ещё более радикальным, а встреча с внешним миром ещё более пугающей.

К базовым условиям добавились:
Как же в этом случае организовано рассогласование границы Self и тела?
И каким образом в терапии можно помочь ощущению себя и совпадению,
согласованию границы Self и физической границы?
Как же в этом случае организовано рассогласование границы Self и тела?
И каким образом в терапии можно помочь ощущению себя и совпадению,
согласованию границы Self и физической границы?
Отчуждение телесности происходит там, где есть переживания, но нет контакта с этими переживаниями, только пассивное восприятие.

Для этой клиентки пассивное восприятие, по всей видимости, невозможно. Слишком болезненно. Пассивный и восприимчивый режим ид-функции оказывается недоступен. Приходится отказываться от телесных переживаний и формировать альтернативную реальность, конструировать свой собственный внутренний идеальный образ, который будет её опорой вне зависимости от душевной боли и телесного дискомфорта.

То есть происходит избегание границы Self/окружающая среда и отказ от телесности в принципе.
В случае этой клиентки можно было наблюдать явную амбивалентность и неуверенность в поддержке кого бы то ни было, недоверие и дистанцированность. В её истории и поддержка матери, в раннем периоде в том числе, была ненадежной и скорее опасной. Это связано было еще и с тем, что мать не могла обеспечить девочке защиту от эмоционального и физического насилия отца. И расслабиться рядом с матерью означало не быть готовой к внезапному вторжению в границы отцом.
В случае этой клиентки можно было наблюдать явную амбивалентность и неуверенность в поддержке кого бы то ни было, недоверие и дистанцированность. В её истории и поддержка матери, в раннем периоде в том числе, была ненадежной и скорее опасной. Это связано было еще и с тем, что мать не могла обеспечить девочке защиту от эмоционального и физического насилия отца. И расслабиться рядом с матерью означало не быть готовой к внезапному вторжению в границы отцом.
По сути, девочка отодвинулась, «съежилась» от поверхности тела внутрь, чтобы не чувствовать боли. Спастись от несанкционированного и непредсказуемого эмоционального проникновения, будто это не она. Ей совсем не хочется возвращать чувствительность телу, так как есть внутренняя убежденность, что это приведет только к страданиям. Эту отчужденную часть она и сделала "контейнером".

Можно предположить, что для того, чтобы не вступать в контакт с окружающей средой и не встречаться с непереносимыми переживаниями, ей нужно уничтожить этот "контейнер боли", убить отчужденную телесность, в которой, в том числе, размещен болезненный опыт отношений в семье. А также чувство плохости, которое она не может высказать, вернуть в мир.
Это похоже на послание: «Я самодостаточна без тела, вы мне больше не сможете сделать больно».
Здесь важно отметить, что члены семьи это главные союзники терапии для исцеления клиента с анорексией. И понимание семейных факторов, повлиявших на формирование расстройства, необходимо не для обвинения родителей, а для изменения способа контактирования в окружении клиента.
Здесь важно отметить, что члены семьи это главные союзники терапии для исцеления клиента с анорексией. И понимание семейных факторов, повлиявших на формирование расстройства, необходимо не для обвинения родителей, а для изменения способа контактирования в окружении клиента.
Вернемся к клиентке. Опасность в этой ситуации состоит в том, что чем больше она «съеживается», уходит вовнутрь, чем меньше она контактирует, тем интенсивнее она худеет, убивая "контейнер".

Дополнительные точки опоры, найденные в терапии, минимальное доверие и чуть большая контактная граница дает шанс быть большему объему тела.

Так как отчуждаемая часть фиксирована так же, как и способ контакта - дополнительный источник боли заставляет ещё больше «уходить» вовнутрь, и как следствие, уменьшать отчуждаемую часть.

Способность воспринимать переживания, которые появляются на границе контакта с окружающей средой, дает надежду на постепенное восстановление телесной чувствительности и увеличение веса. Это на первом этапе терапии особенно важно.

Более полноценное возвращение полярной, отвергаемой части - «живой» с сильными чувствами, и поэтому опасной, телесности - будет происходить в терапии гораздо позже.

В отвержении телесности при анорексии можно практически всегда наблюдать трудности в открытии новому опыту. Это может быть связано как с особенностями мышления (вследствие специфического застревающего способа), так и со страхом воспроизведения болезненных переживаний, а также опыта эмоционального проникновения и невозможности противостоять ему. Это, в свою очередь, влечет за собой фокусирование на стереотипных, привычных повторяющихся действиях, ограничение взаимодействия со средой и социальную изоляцию. Таким образом, получается замкнутый круг обслуживания интересов, приобретающих навязчивый характер - снижение веса, ограничение в питании, попытка достижения идеального образа.

В такой ситуации важно обращать внимание на развитие интереса к своим физическим ощущениям и потребностям. Замечать, что происходит в процессе взаимодействия с окружением. И не спешить.
На семинаре "Я и КОЖА" мы рассмотрим динамику отчуждения телесности при различных пищевых нарушениях и возможности терапии дисморфии в таком контексте. До встречи!

практикующий психотерапевт, супервизор
© 2017 All Right Reserved.
Курс "ОБРАЗ ТЕЛА: НОРМА И ПАТОЛОГИЯ"
Обучающий проект Татьяны Назаренко
Made on
Tilda