Click to order
Регистрация и оплата
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон
20, 22, 24 ОКТЯБРЯ | Образ тела: от ограничений к свободе | к.пс.н. Наталья Фомичева
Close

Алекситимия как прогностический фактор в выборе лечения при расстройствах пищевого поведения


Federica Pinna
Lucia Sanna Bernardo Carpiniello
Department of Public Health, Clinical and Molecular Medicine - Unit of Psychiatry, University of Cagliari, Cagliari, Italy


Можно ли вылечить все сразу?
Мастер-класс 3 ноября с 10:00 до 12:00 мск.
Тема: Без слов для чувств. Работа с алекситимией в психотерапии | Ведущая к.пс.н. Наталья Фомичева.
Факторы риска развития нарушений пищевого поведения
Получите ссылку на запись

Открытая лекция в рамках курса "Образ тела: от ограничений к свободе"
Ведущая Наталья Фомичева - к.пс.н., клинический психолог, супервизор, специалист в области сексуального поведения
Это открытая лекция
Термин “алекситимия”, введенный Сифнеосом (Sifneos, 1973), первоначально описывал когнитивные и аффективные характеристики психосоматических пациентов, которые характеризуются трудностями распознавания, выражения эмоций и различения ощущений в теле, ограниченностью воображения и познавательных способностей.

Впоследствии конструкция эволюционировала, расширившись за пределы области психосоматических расстройств, и стала проявляться в ряде физических и психических расстройств, включая РПП.

Говоря об эффективности лечения расстройств пищевого поведения (РПП), необходимо учитывать предикторы исхода лечения, индивидуально адаптированные интервенции и проводить психологическое просвещение доказательных методов лечения.
В настоящее время когнитивно-поведенческая терапия (КБТ), антидепрессанты и межличностная терапия предлагаются как научно-обоснованные методы лечения нервной булимии и компульсивного переедания, при нервной анорексии показана фармакотерапия.

Однако не представляется возможным выделить один психологический подход, однозначно показанный для взрослых при нервной анорексии с точки зрения эффективности и восприимчивости. В лечении булимии достигнуты результаты лучше, в сравнении с анорексией. Имеются данные об успехах семейной терапии у подростков с нервной анорексией.

Среди психологических факторов, как предикторов исхода лечения при РПП, все больший интерес вызывает алекситимия.

Результаты исследований, как правило, поддерживают гипотезу о том, что алекситимия не рассматривается отдельно от симптомов РПП, и влияние тревоги и депрессии на алекситимию остается спорным.

Цель статьи - обобщить и обсудить имеющиеся в научных публикациях данные:
1) значение алекситимии как предиктора результатов лечения РПП и как переменной, влияющей на выбор лечения;
2) влияние лечения от РПП на степень тяжести алекситимии.

Единственное исследование, посвященное изучению роли алекситимии как прогностического фактора в выборе лечения пациентов с РПП, принадлежит Сперанца и коллегам (Speranza M., 2007). Авторы проанализировали взаимосвязь между течением алекситимии и вариантами лечения РПП.
Результаты исследования продемонстрировали, что пациентам назначали разное качественное и количественное лечение, принимая во внимание клинический профиль алекситимии. Пациенты с высоким и стабильным уровнем алекситимии получали больше курсов лечения и, соответственно, больше антидепрессантов, чем пациенты без алекситимии, несмотря на аналогичный уровень депрессии на момент включения в исследование.

Пациенты, у которых изначально не наблюдалась алекситимия, но развились алекситимические черты в течение периода наблюдения, чаще подвергались госпитализации и реже проходили психотерапию, чем стабильно неалекситимичные. На изменения показателей, полученных по Торонтской шкале алекситимии (TAS-20), не повлияли назначение антидепрессантов, психотерапия или их сочетание.

20, 22, 24 ОКТЯБРЯ | СЕМИНАР-ПРАКТИКУМ | Образ тела: от ограничений к свободе | к.пс.н. Наталья Фомичева
Close
Влияние лечения от РПП на алекситимию
Несмотря на клиническую релевантность алекситимии при РПП, исследования, с фокусом на психотерапию, ограничены и сводятся к неоднородным и значительным методологическим ограничениям.

Хотя ТАS рассматривается как наиболее надежный инструмент, ни одно из исследований, рассмотренных в этом обзоре, не включает другие дополнительные методы оценки алекситимии и не рассматривает алекситимию как единый конструкт без учета отдельных показателей.

Поэтому для повышения качества будущих исследований настоятельно рекомендуется многомерный подход к оценке алекситимии. Наконец, опубликованные исследования часто не уделяют должного внимания отягощающим факторам, таким как депрессия.

В целом, имеющиеся в настоящее время данные, как правило, говорят о том, что при высоком уровне алекситимии вероятен менее благоприятный клинический исход. И вмешательства, направленные на снижение алекситимических признаков, связаны с более высокой вероятностью выздоровления таких пациентов.

Когда рассматривались конкретные параметры конструкта, более высокие уровни по Шкале дифференциальных эмоций (DIF) оказались лучшим предиктором отрицательного исхода, в большинстве случаев отрицательно коррелируя с клиническим улучшением.

Установлено, что пациенты со сложностями идентификации эмоций на начальном уровне при последующем наблюдении чаще имели тяжелую симптоматику и демонстрировали незначительное клиническое улучшение.
Что касается влияния конкретных методов лечения РПП на степень проявленности алекситимии, то данные показывают, что алекситимия может поддаваться лечению.

На самом деле, большинство исследований свидетельствует о значительном улучшении общего балла по шкале TAS после лечения РПП; более того, методы лечения, включающие работу с эмоциями, признаются как более эффективные.
Данные исследований о влиянии лечения от РПП на алекситимию, сосредоточены исключительно на использовании общих баллов TAS. Когда рассматривались отдельные параметры TAS, наиболее заметное изменение после лечения было зарегистрировано для DIF, которые оказались более чувствительными к лечению.

На основании этих результатов было высказано предположение, что некоторые компоненты алекситимии могут оставаться стабильными с течением времени, в то время как другие могут поддаваться лечению. Однако следует подчеркнуть, что даже в тех случаях, когда было зарегистрировано снижение показателей TAS после лечения, общий уровень алекситимии часто продолжал оставаться высоким.

Таким образом, значение этих изменений с клинической точки зрения вызывает сомнения и подчеркивает необходимость более точного определения того, какие методы лечения действительно оказывают влияние на алекситимию.
Также остается предметом споров, следует ли считать алекситимию состоянием или психологической характеристикой?

В исследовании Грута (Groot , 1995) частичная обратимость алекситимии была связана с несколькими факторами, включая не только воздействие терапии, но и улучшение депрессивных симптомов и симптомов РПП, что демонстрирует сложность явления.
Таким образом, изменения тяжести алекситимии, по-видимому, каким-то образом связаны с улучшением режима питания и / или депрессивными симптомами. В то время как исследование Шмидта и коллег (Schmidt U, 1993), сообщили о высоких уровнях алекситимии даже после ремиссии конкретных симптомов РПП, без значительных изменений в ТАS, даже при наличии улучшения симптомов РПП.

Это открытие привело авторов к выводу, что алекситимию следует рассматривать как независимый признак, не связанный напрямую с изменением клинической картины РПП. 
Вслед за ними Янку и др.(Iancu I, 2006) наблюдали маргинальный уровень изменения показателей TAS по сравнению с заметным улучшением симптомов РПП.

Это дополнительно подтверждает гипотезу Шмидта и коллег о том, что алекситимия может быть независимым психологическим аспектом, на который не влияет клиническое улучшение РПП, за исключением случаев, когда пациентам предлагалось долгосрочное психологическое сопровождение, направленное на распознавание и выражение эмоций.

Алекситимия и депрессия
Также было высказано предположение, что улучшение симптомов РПП может быть первым очевидным признаком изменения, и что более глубокое изменение, затрагивающее эмоциональную составляющую, может потребовать длительной ремиссии.

В отношении влияния депрессии и, в целом, общего дистресса на уровень алекситимии, данные противоречивы. В одних исследованиях было обнаружено, что степень выраженности алекситимии тесно связана с симптомами депрессии. В других - алекситимия была высокой даже после снижения депрессивного компонента. 

В целом, данные показывают, что алекситимия является независимым конструктом, частично связанным с депрессией. 

В исследовании Сперанза и коллег говорится о том, что пациенты с высокой стабильной тяжестью алекситимии, как правило, получали больше антидепрессантов по сравнению с пациентами без алекситимии, хотя уровни депрессии были сопоставимы между двумя группами на момент включения в исследование.

Этот вывод можно объяснить возможным неправильным диагностированием более высоких уровней депрессии пациентам с алекситимией при РПП и последующим назначением бОльшего количества антидепрессантов, чем необходимо.

Как отмечалось, использование антидепрессантов у этих пациентов было связано со значительными изменениями только в уровнях депрессии, не влияя на тяжесть алекситимии. В целом, ввиду признанной связи между депрессией и алекситимией, крайне важно, чтобы любые проводимые исследования включали адекватное измерение депрессии.


На основании данных, представленных в научных публикациях, приводится ряд результатов, подтверждающих гипотезу о том, что алекситимия играет значительную роль в исходе лечения РПП: отрицательно влияет на клиническое проявление РПП, негативно воспринимаются терапевтические интервенции; выявлена взаимосвязь алекситимии с другими психопатологическими проявлениями и поведением; и существенным является выбор метода лечения и стратегии терапии.

Остается ответить на главный вопрос: какие компоненты лечения, обычно применяемые у пациентов с РПП, дают наибольшую пользу пациентам с алекситимией?

В научных публикациях подчеркивается, что терапевтические подходы, делающие упор на выявление, описание и понимание эмоциональных состояний, оказываются наиболее эффективными при алекситимии.

Например, алекситимические пациенты, предпочитают групповую психотерапию, и получают существенную пользу.

Действительно, групповой сеттинг дает пациентам возможность наблюдать и моделировать свое поведение на основе поведения других членов группы, способных описывать их эмоциональные состояния более полно и, как следствие, получение обратной связи о способе их коммуникации и толчок к описанию своих чувств из примеров других. Таким образом, их эмоциональное возбуждение может разряжаться с меньшим риском в соматизацию или бездействие как пассивных наблюдателей.

В научных публикациях говорится о безосновательности предположения о том, что пациентам с алекситимией не показана психодинамическая терапия.

Настоящее исследование как раз свидетельствуют о пользе психодинамической терапии с элементами поддержки, сильным терапевтическим альянсом и более активной роли терапевта и его эмпатии.

Было доказано, что алекситимия вызывает негативный перенос у терапевта и, в целом, негативные межличностные процессы; это может переживаться как фрустрация или скука в контр-переносе, что затрудняет терапевтический альянс и, следовательно, сводит к нулю исход терапии. 
Заключение

Проведенное исследование отмечает, что лечение от РПП может оказывать умеренное влияние на алекситимию с тенденцией к большей эффективности лечения, если оно включает развитие эмоций.

Тот факт, что уровни алекситимии часто остаются высокими даже при улучшении симптомов, подчеркивается необходимость разработки более эффективных методов лечения.

В дальнейших исследованиях необходимо уделить особое внимание выбору методов лечения и определению протоколов лечения, которые лучше подходят для диагностирования у пациентов с РПП признаков алекситимии.


Авторы и научные публикации
Оригинал статьи Alexithymia in eating disorders: therapeutic implications опубликован в журнале Psychology Research and Behavioral Management, 22.12.2014

Исследование проведено:
Department of Public Health, Clinical and Molecular Medicine - Unit of Psychiatry, University of Cagliari, Cagliari, Italy

1. WilsonGT, GriloCM, VitousekKM. Psychologicalt reatment of eating disorders. Am Psychol. 2007
2. Kass AE, Kolko RP, Wilfley DE. Psychological treatments for eating disorders. Curr Opin Psychiatry. 2013
3. Agras WS, Robinson AH. Forty years of progress in the treatment of the eating disorders. Nord J Psychiatry. 2008
4. Bodell LP, Keel PK. Current treatment for anorexia nervosa: efficacy, safety, and adherence. Psychol Res Behav Manag. 2010
5. Sifneos PE. The prevalence of ‘alexithymic’ characteristics in psychosomatic patients. Psychother Psychosom. 1973.
6. TaylorGJ,BagbyRM.New trends in alexithymia research.Psychother Psychosom. 2004
7. Taylor GJ, Ryan D, Bagby RM. Toward the development of a new self-report alexithymia scale. Psychother Psychosom. 1985
8. BagbyRM,ParkerJD,TaylorGJ.Thetwenty-itemTorontoAlexithymia Scale – I. Item selection and cross-validation of the factor structure. J Psychosom Res. 1994
9. Nowakowski ME, McFarlane T, Cassin S. Alexithymia and eating disorders: a critical review of the literature. J Eat Disord. 2013
10. Schmidt U, Jiwany A, Treasure J. A controlled study of alexithymia in eating disorders. Compr Psychiatry. 1993
11. de Groot JM, Rodin G, Olmsted MP. Alexithymia, depression, and treatment outcome in bulimia nervosa. Compr Psychiatry. 1995
12. Beales DL, Dolton R. Eating disordered patients: personality, alexithymia, and implications for primary care. Br J Gen Pract. 2000
13. Becker-Stoll F, Gerlinghoff M. The impact of a four-month day treatment programme on alexithymia in eating disorders. Eur Eating Disord Rev. 2004
14. ShiinaA,NakazatoM,Mitsumori Metal. An open trial of outpatient group therapy for bulimic disorders: combination program of cognitive behavioral therapy with assertive training and self-esteem enhancement. Psychiatry Clin Neurosci. 2005
15. Speranza M, Loas G, Wallier J, Corcos M. Predictive value of alexithymia in patients with eating disorders: a 3-year prospective study. J Psychosom Res. 2007
16. Leweke F, Bausch S, Leichsenring F, Walter B, Stingl M. Alexithymia as a predictor of outcome of psychodynamically oriented inpatient treatment. Psychother Res. 2009
17. Tchanturia K, Davies H, Harrison A, Fox JR, Treasure J, Schmidt U. Altered social hedonic processing in eating disorders. Int J Eat Disord. 2012
18. Balestrieri M, Isola M, Baiano M, Ciano R. Psychoeducation in Binge Eating Disorder and EDNOS: a pilot study on the efficacy of a 10-week and a 1-year continuation treatment. Eat Weight Disord. 2013
19. OhmannS,PopowC,WurzerM,KarwautzA,Sackl-PammerP,SchuchB. Emotional aspects of anorexia nervosa: results of prospective naturalistic cognitive behavioral group therapy. Neuropsychiatr. 2013
20. Speranza M, Loas G, Guilbaud O, Corcos M. Are treatment options related to alexithymia in eating disorders? Results from a three-year naturalistic longitudinal study. Biomed Pharmacother. 2011
21. Ciano R, Rocco PL, Angarano A, Biasin E, Balestrieri M. Group-analytic and psychoeducational therapies for binge-eating disorder: an exploratory study of efficacy and persistence of effects. Psychother Res. 2002
22. Clyne C, Latner JD, Gleaves DH, Blampied NM. Treatment of emotional dysregulation in full syndrome and subthreshold binge eating disorder. Eat Disord. 2010
23. Iancu I, Cohen E, Yehuda YB, Kotler M. Treatment of eating disorders improves eating symptoms but not alexithymia and dissociation proneness. Compr Psychiatry. 2006
24. Storch M, Keller F, Weber J, Spindler A, Milos G. Psychoeducation in affect regulation for patients with eating disorders: a randomized controlled feasibility study. Am J Psychother. 2011
25. Cameron K, Ogrodniczuk J, Hadjipavlou G. Changes in alexithymia following psychological intervention: a review. Harv Rev Psychiatry. 2014
26. Eizaguirre AE, de Cabezon AOS, de Alda IO, Olariaga LJ, Juaniz M. Alexithymia and its relationships with anxiety and depression in eating disorders. Pers Indiv Differ. 2004.
27. ParlingT,MortazaviM,GhaderiA.Alexithymiaandemotionalaware- ness in anorexia nervosa: time for a shift in the measurement of the concept? Eat Behav. 2010
28. Sexton MC, Sunday SR, Hurt S, Halmi KA. The relationship between alexithymia, depression, and axis II psychopathology in eating disorder inpatients. Int J Eat Disord. 1998
29. Ogrodniczuk JS, Piper WE,Joyce AS. Effect of alexithymia on the process and outcome of psychotherapy: a programmatic review. Psychiatry Res. 2011

ОБРАЗ ТЕЛА: ОТ ОГРАНИЧЕНИЙ К СВОБОДЕ
техники и методы работы с нарушенным образом тела
Семинар-практикум
20, 22 и 24 октября
Ведущая - к.пс.н. Наталья Фомичева
Перевод исследования подготовлен в рамках программы
"Образ тела: от ограничений к свободе"
Научный редактор к.пс.н.Наталья Фомичева,
перевод с английского языка Галины Савченко
© 2015 - 2019 All Rights Reserved. PSY4PSY.RU
contact@psy4psy.ru