ПЯТЬ ЭКСПЕРЕМЕНТОВ,
оБЪясняющих пищевое поведение

Марина Куликова -
клинический психолог, психоаналитик
25 НОЯБРЯ В 20:00 МСК
Компетенции психолога в работе с нарушениями пищевого поведения | Лекция и дискуссия
Ведущая Марина Куликова
Эволюция наших предков шла так, что явного ограничителя веса в наш мозг не вставлено. Центр насыщения не справляется с этой функцией, он легко ломается, его задача вовсе не ограничивать переедание и, тем более, не отделять человека от него. Поэтому идея, что в эпоху вкусового изобилия будет спокойненько работать какой-то регулятор, останавливающий нас от тортиков и мороженого, либо утопична, либо является очередным маркетинговым ходом. Единственным реальным регулятором, спасающим нас от переедания, являются наши осознанные усилия, воля и способность контролировать себя.

Легко ли это? Ни за что и никогда! Наше бессознательное будет хотеть нас накормить сладеньким, потому что это гораздо проще, чем решить сложную задачу, сходить на работу, заработать денег и потом поехать в долгожданное путешествие. Бессознательно мы ищем способ убаюкать и успокоить себя самыми детскими и примитивными способами. Есть несколько известных экспериментов, которые важны для понимания психологии пищевого поведения.

1
Стенфордский зефирный эксперимент
В двух словах: в этом эксперименте демонстрируется то, что способность к отложенному удовольствию (поедание зефира) у детей разная, и она прямо пропорциональна социальному успеху. Чем больше человек может себя контролировать, тем он, как будто, успешнее, но с другой стороны, это дорога к неврозу. Эта часть осталась неучтенной в эксперименте.

Контроль и успех связаны, но успех не обязательно приносит счастье и удовлетворенность. Умение не есть сладкое и жирное сейчас напрямую связаны с идеей успеха. Это очень "продаваемая" идея, хотя ей на смену уже идут реализованность и осознанность.

2
Питание детей Клары М.Дэвис
Этот эксперимент рассмотрим подробнее. Его часто приводят сторонники интуитивного питания. Клара Дэвис ввела понятие «мудрость тела». Это означает, что ребёнок сам себя прокормит тем, что ему надо. У ребёнка откроется инстинктивный аппетит на то, что ему нужно в данный момент.

Эксперимент проходил в 1939 году, были приглашены дети несостоятельных семей, в которых матерям было сложно прокормить младенцев. Эксперимент был некоторым ответом на трудности прикармливания детей в те годы, когда педиатры вводили особые насыщенные и сбалансированные диеты для детей.

Были выбраны дети в возрасте 6-11 месяцев, потому что дети в этом возрасте ничего другого не пробовали, кроме молока, и на них пока не действуют убеждения и предубеждения взрослых. Еда, предлагаемая детям, была как животного, так и растительного происхождения, тщательно выбранная из сезонных продуктов и содержащая все необходимые питательные вещества и микроэлементы. Не предлагали сахар и молочные продукты искусственного происхождения, то есть сметану или сливки. Продукты были сразу после кулинарной обработки, некоторые овощи были как сырыми, так и приготовленными. Каждый продукт был в соло-варианте. Например, варёное мясо без соли и специй.

Вот список используемых продуктов (всего 34 продукта): вода, картофель, сладкое молоко, листья салата, кислое молоко (lactic), овсяная крупа, морская соль, пшеница, яблоки, кукурузная крупа, бананы, ячмень, апельсиновый сок, хлебцы, ананасы, говядина, персики, ягнятина, помидоры, костный мозг, корнеплоды, холодец, морковь, курица, горох, употребляемый в пищу ливер, репа, рожь, цветная капуста, печень, белокочанная капуста, почки, шпинат, рыба (из тресковых).

Первое, что бросается в глаза – с точки зрения современного потребителя, список базовый, даже, диетический. Не забываем, речь идёт о детях в возрасте до одного года.

Продукты не предлагались сразу, а были разделены на три основных курса в течение дня. Каждый продукт был предложен на отельной тарелке. Например, овсяные хлопья подавались отдельно от молока, на отдельной тарелке лежала соль. Поднос с продуктами перед подачей взвешивался, так же как и после употребления. Есть ребёнку помогала няня, которая держала наготове ложку, и только после того, как ребёнок указывал на тарелку с едой и открывал рот, ему давали ту еду, на которую он указывал. Взрослый ухаживающий персонал ни коим образом не должен был комментировать съедаемое или несъедаемое. Ребёнок мог есть пальцами, его манера есть тоже ни коим образом не комментировалась. Поднос уносили после того, как ребёнок явно переставал есть, что занимало в среднем 20-25 минут.

То есть хаотичное пищевое поведение исключалось, кроме того, было три явных курса еды, так ребёнок привыкал к графику кормления. Здесь речь о том, что ребёнок учился культуре еды – три раза в день, еда есть не всегда, «заедов» не бывает, есть периоды вырабатывания естественного чувства голода.

Результаты эксперимента, который продолжался шесть лет (правда, непонятно, были это одни и те же дети или дети приходили потоками), разделились на три группы, основная изучаемая тема - связь здоровья и питания у 15 детей:

  • адекватность самостоятельно выбранного ассортимента;
  • его соответствие известным нормам педиатров и диетологов;
  • вклад в наше понимание аппетита, как он работает.
Дети не страдали расстройствами ЖКТ. Простуды проходили обычно в трёхдневный срок без осложнений. Единожды всех без исключения посетила инфекция с температурой, но дети продолжали подчищать подносы обычным образом, исключая первые сутки повышенной температуры, что опровергает предположения, что в периоды болезни дети самостоятельно ограничиваются в еде.

В период выздоровления дети употребляли большое количество сырой говядины, моркови и свеклы. Большое повышение в употреблении свеклы отметили в первые шесть месяцев после отнятия ребёнка от груди.

В начале эксперимента часть детей были недоношенными и часть детей с рахитом. Ребенок с клинически диагностированным рахитом получал дополнительно масло тресковой печени, но он переставал его употреблять, когда это совпадало с нормализацией фосфора и кальция в его крови, также как и с нормализацией костей, согласно снимкам костей. Всем детям регулярно делались анализы.

За чем следили ученые:
  • за питательностью - потреблением калорией;
  • за кислотной-щелочным балансом;
  • за сбалансированностью питания;
  • за распределением калорий;
  • за кальцинированием костей детей.
В результате эксперимента сделали некоторые выводы о селективном аппетите, а также о выборе несъедобной или опасной еды: нет инстинкта, который указывает нам на то, что есть и что не есть, всё определяется в ходе социального научения и личного эксперимента.

Часть выводов, сделанных в ходе эксперимента, считаются недоказанными, хотя эксперимент признаётся как амбициозный и важный.

Один из неочевидных и недоказанных выводов, что ребёнок способен выбирать правильное и достаточное питание для себя инстинктивно или интуитивно, что достаточно это умение пробудить, восстановить или развить, развивая интероцептивность или осознанность. Это совершенно неочевидно из эксперимента, потому что детям предлагался ограниченный, во всех смыслах, набор продуктов питания – и по ассортименту, и по количеству, и по времени.

Эксперимент не про то, что взрослые знают, когда им остановиться в еде или сколько есть, или что именно есть: гамбургер или мороженое.

Обратите внимание: в течение шести лет в ассортименте нет ни хлеба, ни печенек, ни мороженого, ни свободного доступа к холодильнику. Дети питаются поочередно, то есть им приносят еду, и есть часы, когда они нагуливают аппетит.

Это говорит о том, что реакция по поводу отсутствия эмоциональных сигналов в ответ на съеденное сложная. С одной стороны, еда и система подкрепления связаны, эта часть образуется в ходе воспитания ребёнка: его хвалят за съеденное или огорчаются о несъеденном.

Это, с точки зрения поведенческого направления, считается ключевым, когда мы волей-неволей вырабатываем у ребёнка эмоциональную реакцию на еду. Как результат, еда впоследствии заменяет эмоциональное, то есть какую-то дефицитарность.


3
Ребёнок и безэмоциональное лицо матери

Из другого эксперимента (Dr. Edward Tronick) мы знаем, насколько ребёнок тревожится, когда не видит никаких эмоций в ответ на сделанное или в ответ на его присутствие. Безэмоциональная реакция на что-то для ребёнка всегда фрустрирующая, ведь няни в предыдущем эксперименте не могли совсем стать невидимыми или прозрачными для детей.
Они были, и они не реагировали «никак» на детей во время еды!

Думаю, последствия этого можно будет понять только в долгосрочной перспективе, но был ли такой контакт с младенцами-участниками эксперимента Клары Дэвис, которые выросли?


4
Паттерны пищевого поведения

Следующий эксперимент рассказывает о том, что к пяти годам у детей уже закрепляются паттерны пищевого поведения. Например, есть, когда ты уже не голоден, но еда всё ещё есть.

Об этом смотрите в видео-ролике проф.Джейн Вардл, как устанавливаются паттерны пищевого поведения.


Итак, в этом эксперименте Джейн Вардл, сначала играет с ребёнком в игру: наелся-не наелся, чтобы показать или напомнить ребёнку, что тот не голоден. Затем ребёнку предлагают игру и сразу после - еду (вкусный сладкий снэк). Часть детей спокойно отказывается от сладкого, потому что сыты, но другая часть с удовольствием ест, несмотря на то, что они не голодны.

5
Эксперимент Татьяны Ребеко

Она обнаружила, что у маленьких детей в возрасте до пяти лет нет понимания, насколько они ощущают или чувствуют наполненность в результате кормления. Утроба - это бездна, в которую всё проваливается.
Только после пяти лет появляется понимание, сколько еды помещается внутрь.

Так, можно предположить, что понимание наполненности или накормленности приходит в процессе научения и общения в социуме или в семье. Человек будет вынужден регулировать или контролировать удовлетворение своих желаний, потребностей или влечений, в особенности, в условиях изобилия, к которому эволюционно он не готов: все наши предки на протяжении миллионов лет за исключением последних 40-50 лет формировались в условиях пищевого дефицита.

Заключение
Отношения с едой – это отношения, которые выстраиваются с самого рождения. Представленные эксперименты дают представления о сложности формирования отношений с телом и едой и приоткрывают терапевтические возможности работы с нарушениями пищевого поведения.
ОТ ЭДИПА ДО НАШИХ ДНЕЙ 
Психоаналитические инструменты в работе с нарушениями пищевого поведения

Ведущая Марина Куликова, клинич.психолог

© 2015 - 2021 All Rights Reserved. PSY4PSY.RU
contact@psy4psy.ru