Click to order
Cart
Регистрация и оплата
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон
19, 21, 23 ноября | психосоматический и аддиктологический подходы в терапии рпп
Close

Невидимые люди: почему люди с расстройствами пищевого поведения не получают помощь?

Наталья Фомичева
к.пс.н., клинический психолог, супервизор
Техники работы с образом тела. Открытая онлайн лекция.
Получить ссылку
Техники работы с образом тела
Получите ссылку на запись!

Открытая лекция в рамках курса "Образ тела: от ограничений к свободе"
Ведущая Наталья Фомичева - к.пс.н., клинический психолог, супервизор, специалист в области сексуального поведения
Это открытая лекция
В этой статье мы рассмотрим, почему люди с расстройствами пищевого поведения не получают помощи ввиду не обращения или несвоевременного обращения к специалистам по пищевому поведению.
Как преодолеть "невидимость"?

Стоит выделить "невидимых людей" в таких группах:

  • страдающие анорексией (чаще всего, подростки, нет осознавания что это болезнь) и члены их семьи.
Родители подростков переживают стыд и вину, боясь открыто заявить об этой проблеме в семье. Есть родители, которые понимают, что это проблема, другие отказываются принять заболевание считают, что это подростковый период, который пройдет сам собой. Сами подростки не склонны обращаться за помощью в силу низкой критичности, оставаясь "невидимыми".

Опоры терапевта.
Работа со стыдом. Стыд переживается не по тому поводу, что клиент делает с едой, голод научились преодолевать. Стыд связан с телесностью и внешним видом. Нет необходимости напрямую работать с пищевым поведением, обычно они хорошо осведомлены о еде и даже могут давать советы другим, и клиента никто не спрашивает: Что чувствуете и думаете, когда смотрите на себя в зеркало? Характерно расщепление: могут справляться с анорексией и внешне демонстрируется благополучие, но отрицают свою телесность, поэтому в терапии нужно возвращаться к телу.

  • оторексия (одновременно демонстрирует признаки анорексии и оторексии) человек фокусируется на "правильной еде" как единственно возможной, на уровне идеи это способно занимать все больше и больше внутреннего пространства.

  • булимия (обращаются за терапией спустя длительный период болезни - в среднем через 6 лет, после ежедневных приступов рвоты и переедания). Часто о болезни из окружения не знает никто. Расстройство сопровождается стыдом и обычно клиент уже сталкивался с неэффективной помощью. Первые вопросы терапевта: сколько это продолжается? Что вы уже предпринимали? Помочь осознать, что сам клиент не справится. Работа со стыдом, который пронизывает все сферы жизни клиента, проходит с двумя аффектами: виной и стыдом за эту ситуацию и проживание стыда, пока не наступит "исчерпание его поля". Рвота приносит облегчение, но полезно переключиться на более позитивные моменты, о которых говориться в терапии. Что позволит в дальнейшем снижать количество срывов.

  • переедание. Человек с перееданием остается "невидимым" для специалистов потому что считает, что может справляться с приступами сам и ему просто нужно чуть боле воли, ему кажется, что нужно просто взять себя в руки. Хотя в случае с перееданием - это не вопрос воли. За это отвечают другие отделы мозга: волевая регуляция и механизм, "запускающий" переедание.
Обычно эти люди находятся в состоянии хронического стресса, превышающего их ресурсы. Здесь мы можем видеть не сопротивление к терапии, а действительно тяжелые личные обстоятельства и социально-экономические перегрузки. Чаще всего такие люди приходят к специалистам по снижению веса.

И в этом случае они остаются невидимыми, т.к. фокусировка на снижении веса исключает работу с пищевым нарушением. Более того, она его только усугубляет. После того как человеку с перееданием прописывают диету или предлагают режим, в котором он должен находиться, следует откат. Человек может продержаться месяц или два и потом следует срыв. Нужно понимать механизм переедания - это инструмент сформированный психикой, который помогает справляться со сложностями. Когда его отбирают и ничего не дают взамен, рано или поздно следует срыв и усугубление ситуации.

Мы можем наблюдать частые случаи стигматизации процессов, поскольку окружающие люди детально не разбираются в причинах. Человеку не предлагаются инструменты для самонаблюдения и работы над пищевыми привычками и у него возникает ощущение, что этим лучше не делиться, поскольку в ответ будут слышны только упреки или прямые указания: взять себя в руки, а это вызывает стыд.

Опоры терапевта.
На первых встречах мы обсуждаем опыт преодоления: Как вы пытались справиться? Кто еще знает, что вы болеете? Кому вы рассказывали об этом и какие чувства это вызывало? Получали ли вы поддержку? Как бы вы хотели, чтобы это происходило?

Часто нарушены отношения с близкими и болезнены вопросы самореализацией, экзистенциальный вакуум. Работа со стыдом с точки зрения телесности, ввиду негативного отношения к полным, например, в фитнесе. Что вы делаете, когда это становится непереносимым? В этом состоянии клиент склонен отказываться от пользования зеркалами, отказ от путешествий и т.д. По сути будут разные варианты почему эти клиенты остаются невидимыми и почему им сложно заявлять о своем расстройстве, а получают советы и негативный опыт, рождающий беспомощность и бессилие.


В расстройствах пищевого поведения не хватает поддержки сообщества. Например, анорексия чаще всего дебютирует в подростковом возрасте и родители являются инициаторами обращения за помощью к психологу или в клинику.
К примеру, сообщество родителей детей с аутизмом развивалось более 15 лет, об этом открыто заявляется в обществе и есть социальная поддержка, позволяющая искать и сотрудничать со специалистами и проводить различные мероприятия.

Родители детей, страдающих анорексией разрознены и они не готовы объединяться в сообщества для поиска поддержки и помощи. В общем, считается, что такое расстройство как анорексия - это не что иное, как прихоть или блажь подростка, это временно и пройдет само собой, на самом деле причины гораздо серьезнее.
19, 21, 23 ноября | психосоматический и аддиктологический подходы в терапии рпп
Close
Вопрос:
В чем заключается интергративный подход? Это работа на четырех уровнях: тело, мысли, чувства и поведение.
Ответ:
Хорошо зарекомендовала себя терапия принятия и ответственности в работе со стыдом, терапия, сфокусированная на сострадании, телесная терапия, арт-терапевтические методы, необходимо использовать поведенческие техники, элементы когнитивной терапии в работе с навязчивыми мыслями и сверхценными идеями. В случае расстройств пищевого поведения сложно руководствоваться только одним методом, это интеграция.
Вопрос:
С чем связаны вечерние приступы переедания?
Ответ:
Это связано с ограничением еды днем. Утром человек готов справляться с собой и перейти на "здоровую еду", то к вечеру психика устает выдерживать сопротивление и порождает срыв. Иногда это связано с чувствами, с которыми человек не хочет сталкиваться: злость, обида и начинает есть, чтобы эмоционально регулироваться. Дневник пищевого поведения такие чувства и переживания или особенности семейной модели позволяет выявить.
ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЙ И АДДИКТОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОДЫ В ТЕРАПИИ РАССТРОЙСТВ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ
19, 21 и 23 ноября
Очно (Москва) и онлайн
Ведущая Наталья Фомичева
Транскрибация лекции подготовлена в рамках проекта
"Образ тела: от ограничений к свободе"
Ведущая Наталья Фомичева
© 2015 - 2019 All Rights Reserved. PSY4PSY.RU
contact@psy4psy.ru