Click to order
Cart
Регистрация и оплата
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон
Николь Шнаккенберг
доктор психологических наук, специализация – расстройства пищевого поведения и образа тела

Эмоциональное декрещендо
и отвергнутые селф

Семинар Николь Шнаккенберг | 30 октября с 19:00 до 21:00.
Аффекты в расстройствах пищевого поведения и баталиях с внешностью
В этой статье мы рассмотрим расстройства пищевого поведения и образа тела с точки зрения внутренних рабочих моделей. Также развитие привязанности и селф в связи с концепциями системной семейной системы, диалога голосов и работы с тенью.









Итак, есть понятие настройки (по-Дж.Боулби) между кормильцем и ребенком: сонастройка - эмоциональное состояние, которое включает активацию эмоционального состояния (амплификацию) или его понижение (успокоение).

Понятие интерсубъективности Э.Грусселя - понимание того, как ребенок понимает то, что кормилец чувствует то, что он чувствует.

Полезно рассмотреть эту концепцию с точки зрения движений, темпоральной динамики, согласно Д.Стерна. Существует мнение о том, что привязанность формируется в том числе через движение - приближение и отдаление. Приближение к кормильцу, встреча с ним и отдаление от него - все это происходит с определенной скоростью.
Эмоциональный опыт ребенка не изолирован, это часть их ранней жизни, которая развивается через отношения с другим.
Итак, кормилец способен увеличивать эмоциональное состояние ребенка до гиперактивного состояния - крещендо, используя собственное эмоциональное состояние и понижать его до гипоактивного состояния - декрещендо (по аналогии с музыкой).

Можно сказать, что в этой динамике они сами становятся эмоциями. Так пример крещендо - это восторг, и декрещендо - ощущение оставленности или грусть.

В ряде случаев кормилец амплифицирует эмоциональные переживания ребенка, и они вместе переходят в состоянии радости, в случае полного непонимания эмоций ребенка - восторг встречается со страхом на лице кормильца, потому что он не понимает, что может делать с этим восторгом.

Эмоциональная жизнь ребенка развивается через кормильца. И точно также нервная система кормильца и то, как проявляются эмоции вовне, строится непосредственно по типу нервной системы кормильца. Ребенок не умеет регулировать свое эмоциональное состояние, например, не может успокоиться при гиперактивном состоянии или поднять эмоциональное состояние, когда оно снижено. Они воспринимают это как данность, потому что так происходит с другим. Все эмоциональные переживания ребенка - внешние по отношению к собственной способности к регулированию состояний нервной системы. То, каким способом происходит это регулирование, Дж.Боулби называет внутренней рабочей моделью, матрицей, изначально установленной в отношениях, которая позже интернализуется.
Интернализация происходит по принципу отзеркаливания того, что происходит в отношениях с другим. Это важно в понимании эмоций человека, ведущего борьбу с расстройством пищевого поведения и образа тела.
Давайте возьмем для примера ребенка в контексте развития отношений ранней привязанности. Он ощущает восторг и встречается со страхом на лице кормильца. Это его внешний опыт - восторг ведет к страху. И что для него это означает, если он интернализурует этот опыт?
Каждый раз, когда я ощущаю в теле восторг и радость, внезапно приходит страх. Таким способом был установлен этот паттерн. Это довольно частая картина внутренней рабочей модели при расстройствах пищевого поведения и образа тела.

Также еще одна частая картина в работе с этим спектром расстройств - амплификация гнева. Когда ребенок испытывал агрессию или злость и пытался их выразить, то встречался с еще большей агрессией и гневом - амплификацией. По причине того, что гнев встречался с еще большим гневом, как следствие - это вызывало страх. В этом случае внутренняя рабочая модель включает гнев, который встречается с еще большим гневом - все это приводит к страху и отстранению.
30 октября | Характер и аффекты в терапии расстройств пищевого поведения | семинар Николь Шнаккенберг
Close
Это связано с установившимися внутренними рабочими моделями. Они дают нам представление о первичной привязанности, но они не доступны для осознания, словесной памяти, поскольку формировались в довербальный период.

К примеру, идентичность Спасателя очень типична в случаях расстройств пищевого поведения и образа тела:
Страх - встречается с еще большим страхом (амплификация - непереносимое эмоциональное крещендо) - в результате которого происходит уход кормильца и тревога, появляется необходимость исправить или спасти ситуацию.

Желание - это другой частый непризнанный аспект селф и характеризует ментальность спасателя. Это может найти отражение в такой рабочей модели:

Когда я хочу чего-то (желание), это приводит к конфликту/непониманию/неодобрению/поруганию уязвимости. Следовательно за желанием следует страх - что ведет к отказу от желаний, отрицанию и их непризнанию. Я пытаюсь спасти другого, реагируя на его желания и игнорируя свои собственные.

Каждый из отвергнутых аспектов селф представляет собой энергетическую модель - мы можем представлять их как разные энергии. Каждая энергия обладает собственной и противоположной направленностью. Собственная и противоположные энергии являются отвергаемыми аспектами селф - частью, которая отталкивается и непризнается - это тень по-Юнгу, в системной системной терапии - изгнанник, в диалоге голосов - непризнанные селф.
Отвергнутые аспекты селф, такие как злость/агрессия/желание/уязвимость не уходят. Они скрываются и собирают энергию, чтобы найти способы проявиться вовне.

Следующим шагом у людей, страдающих расстройствами пищевого спектра или образа тела, будет попытка исправить ситуацию. Итак, человек чувствует гнев, как случалось ранее, это вызывало гнев в другом и из-за этого возникал страх и за этим следовали попытки исправить ситуацию. Своего рода принятие на себя роли помощника и спасателя.
Что происходит в нервной системе? Ребенок не совсем понимают как это происходит. Вместо того, чтобы кормилец сам регулировал эмоции, ребенок становится регулятором эмоций, даже не имея опыта как лучше это делать.

В ряде случаев может развиться магический способ мышления - из-за меня это происходит и я могу это исправить.

Часто навык исправления и самосовершенствования основывается на том, что человек пытается исправить что-то в себе в себе. Я нахожусь в этой ситуации, потому что со мной что-то не так; то, как я выражаю свой гнев - плохо, значит со мной что-то не так. Нужно исправить ситуацию, и то, что следует исправить - это меня.

Пример с выражением гнева - это лишь один пример из многих. Это может быть амплификация гнева, ведущая к страху и уходу кормильца - любые ситуации, подтверждающие то, что необходимо исправить себя, чтобы сохранить кормильца. Из-за того, что я его раздражаю, он боится и т.д. Как только появляется гнев в теле, то следующей реакцией будет страх и необходимость снизить ощущение страха и беспокойства, и человек отчаянно ищет способы чтобы с этим справиться. Он не знает, как можно это решить безопасно для себя, он прибегает к множеству способов. В случаях расстройств пищевого спектра это может быть еда - переедание или голодание. В случае дисморфических расстройств - предпринимаются компульсивные меры по исправлению воспринимаемого дефекта.

Это преследует две цели - исправить отношения и изменить сложившуюся внутреннюю рабочую модель. В случаях расстройств пищевого спектра или образа тела - это первый и часто единственный способ выразить свой гнев.
Модель, где в прошлом за гневом следовал страх, продолжается в других сферах жизни и единственный путь, по которому гнев получает свое выражение - это расстройство. По этой причине человеку сложно отказаться от расстройства. Это означает, что устанавливается другая внутренняя рабочая модель - мое расстройство - это единственный способ выражения гнева; или дисморфическое расстройство - это единственный способ пережить страх и справиться с гневом.

Модель, где в прошлом за гневом следовал страх, продолжается в других сферах жизни и единственный путь, по которому гнев получает свое выражение - это расстройство. По этой причине человеку сложно отказаться от расстройства. Это означает, что устанавливается другая внутренняя рабочая модель - мое расстройство - это единственный способ выражения гнева; или дисморфическое расстройство - это единственный способ пережить страх и справиться с гневом.

Другим частым отвергаемым аспектом становится желание. Если в отношениях ранней привязанности выражение желания приводило к непониманию, неодобрению или каким-то образом подавлялась уязвимость, точно также ощущение желания замещалось страхом. Также как и в примере с гневом. Я хочу, затем желание ведет ощущению страха (потому что в истории развития был негативный внешний отклик), и возникает необходимость уйти от желания, дистанцироваться от собственных потребностей.

Если я хочу поесть (ведь потребность в еде - это базовая потребность человека), очень сильная в физиологии человека, и это замещается ощущением страха, потому что так устроена внутренняя рабочая модель и человек отстраняется от своего желания поесть.

Также при наличии расстройств пищевого поведения или образа тела желание телесного комфорта и удовольствия - объятий, теплоты (например, принять расслабляющую ванну) отрицается.

Большинство желаний отталкивается и в фокус внимания попадают только желания другого. Это очень важно, в особенности при дисморфических расстройствах, воспринимаемое желание - быть красивым требует того, чтобы воспринимаемый дефект собственной внешности был исправлен.
Этот аспект, который отрицается, непризнанная часть селф, тень, не растворяется только по причине того, что человек его вытесняет. Он может ненадолго затаиться, но по-факту, развивается все больше и больше, собирая энергию.
По-сути собственное желание проецируется на воспринимаемый дефект, который нужно исправить, чтобы удовлетворить желание другого. Также как и в примере с гневом, только одна часть принадлежит селф, только через эту часть проявляется гнев - через расстройство пищевого поведения или образа тела, также происходит и с желанием. Все желания - отвергаются, кроме одного, которое связано с расстройством пищевого поведения (снизить вес и голодать) или образа тела (исправить дефект внешности). Для человека очень сложно отказаться от расстройства, потому что это единственный способ удовлетворить свое желание и надежду.

Непризнанная часть - это тоже часть человека и его истории, и всилу этого стремится рассказать эту историю. Это похоже на поток воды, который течет по земле и где-то встречает препятствие, но всегда находит другой путь, чтобы течь дальше.

Также ведут себя непризнанные аспекты селф - желание, гнев и другие. Если они не получают выражения одним путем, они усиливаются, чтобы найти другой путь. Каким-то образом расстройство пищевого поведения или образа тела - это прямое выражение этих теней, можно назвать тенью-в-действии.
30 октября | Характер и аффекты в терапии расстройств пищевого поведения | семинар Николь Шнаккенберг
Close
Несмотря на всю терапевтическую работу, которую можно проделать, человеку сложно выйти за пределы расстройства и установить новую внутреннюю рабочую модель без достаточной поддержки.
Точно также как расстройство пищевого поведения или образа тела - это единственный способ для человека попытаться изменить внутреннюю рабочую модель, также идентичность человека формируется вокруг этого аспекта, как ядра. Часто можно услышать: я не знаю, кто я без анорексии. Я не знаю, кто я без дисморфии.

По причине того, что расстройство играет очень важную роль в жизни человека.

К примеру, внутренняя рабочая модель предполагает, что когда я злюсь, за этим следует страх. Новая рабочая модель говорит: когда я злюсь, я злюсь и ищу способы, чтобы безопасно ее выразить. Злость - это разрешенная часть меня и эту часть можно выражать. Также и в случае с желаниями. Желание - это разрешенная часть меня и его можно выражать.

Первый шаг в терапевтической работе - осознавание внутренней рабочей модели и признание гнева или желание как части себя, ведь каким-то образом они не были присвоены.

Второй шаг - оказание поддержки в признании важности этой части, обращение к которой может обогатить опыт человека.

Существование этой энергии связано с такой же противоположной частью. И эта противоположная часть присутствует для поддержания баланса этих сильных внутренних переживаний. Полезным будет узнать об этих сторонах. Это довольно сложно, ведь в их жизни желания отсекаются. Однако присутствует такая же сильная, важная и большая часть, которая в глубине желает разных вещей: есть здоровую питательную еду, объятий близкого человека, прогулок и т.д.

Необходимо провести достаточно времени с этой желающей частью и помочь понять, что она также существует внутри человека.

Это можно достичь двумя способами:

1
Расширить границы за пределы идентичности, связанной с расстройством пищевого спектра или образа тела;
Опыт переживания себя, состоящего из множества частей, отличается от всего привычного, что уже было в жизни человека: я - анорексик, я - человек, который не хочет есть или меня интересует только, как исправить дефект внешности.

Постепенно опыт узнавания разных сторон себя, целого сообщества селф, будет способствовать появлению того ощущения, которое Д.Винникотт называет истинное селф, в диалоге голосов - это осознанное эго, в системной семейной терапии - Селф (с заглавной буквы).

Ощущение истинного Селф отличается от других частей. Все части имеют возраст, поскольку появились в определенный период жизни человека, тогда как осознанное эго не имеет возраста, потому что всегда было с человеком с момента начала его истории, вне времени и границ. Это глубинная сострадательная часть, присутствие которой можно заметить по выражению лица или положению тела человека, демонстрирующие спокойствие и уверенность. В этом состоянии человек точно знает, что нужно делать, какой шаг будет следующим. И внезапно конфликты с разными частями утихают, по крайней мере, на то время, пока осознанное эго занимает место водителя или выходит на сцену. Этого состояния можно достичь через многие пути.

Мы рассмотрели один из них - осознание множественности селф и уделение внимания этим частям, осознавание осознавания присутствия этих частей, когнитивный путь, ведущий к ощущению истинного Селф.
2
Последовательные шаги по установлению новой внутренней рабочей модели
В терапии необходимо оказать поддержку этого ощущения истинного Селф из позиции наблюдателя.

Например, с помощью техники майнфулнес, поддерживая идею того, что истинное Селф не имеет границ, оно находится над и вокруг всех частей. Отщепленные части в глубинной своей природе несут положительную роль и направлены на благо человека.

Теневые аспекты были вытеснены всилу установленной рабочей модели, но в терапии есть шанс установить новую рабочую модель и реинтегрировать непризнанные части, опираясь на поддержку Селф.
На семинаре "Характер и аффекты" мы остановимся на внутренних рабочих моделях и типах привязанности, будут представлены техники майлдфулднес и упражнения из системной системной терапии для осознания множественности селф и выделения признаков истинного Селф.
В программе: теория, упражнения, обсуждение, случаи из практики, супервизия.

Николь Шнаккенберг
доктор психологических наук
ХАРАКТЕР И АФФЕКТЫ
В РАССТРОЙСТВАХ ПИЩЕВОГО
ПОВЕДЕНИЯ И БАТАЛИЯХ С ВНЕШНОСТЬЮ
Серия семинаров
30 октября
Семинар - практикум Николь Шнаккенберг
Тезисы семинара подготовлены в рамках серии лекций
"Характер и аффекты в расстройствах пищевого поведения и баталиях с внешностью"
Ведущая Николь Шнаккенберг, Великобритания

Для оформления взят фрагмент работы
Fuck..#!! sushi
Carlos Blanco Artero

Перевод Галины Савченко
© 2015 - 2019 All Rights Reserved. PSY4PSY.RU
contact@psy4psy.ru