Как тип привязанности влияет на развитие межличностных отношений и пищевое поведение

Николь Шнаккенберг
Психотерапевт, магистр в области практической
психологии, специализация – расстройства образа тела.

Подписывайтесь на дайджест PSY4PSY
Семинар - практикум Николь Шнаккенберг.
Стыд и идентичность в работе с образом тела и пищевым поведением. Очно и онлайн. Москва, 25 - 26 мая, 2019.
Тип привязанности формируется в младенческом возрасте и включает эмоциональное, физическое, интеллектуальное развитие.
Согласно Джону Боулби, в теории привязанности выделяются несколько ключевых элементов, влияющих на привязанность: прикосновение и взгляд. Младенец способен видеть себя и свои эмоции, как в зеркале, в глазах другого. Благодаря взаимодействию с другим через эти элементы, формируется контакт. Этот феномен называется «прикосновение через взгляд». Именно через взгляд как прикосновение ребенок формирует свою идентичность. Это не значит, что для оптимально благоприятного контакта нужно 100%-ное соответствие. Для завершения цикла контакта нужно всего 30-40%, чтобы ребенок получил переживания того - что значит естественное и безопасное прикосновение - и мог увидеть свои отзеркаленные эмоции. На этом переживании в дальнейшем будет строиться ощущение self.

Это также тесно связано со способностью к саморегуляции, ведь головной мозг ребенка еще не достаточно развит, и младенцы не способны к самостоятельной регуляции эмоциональной и физической деятельности.
Именно через подстройку, привязанность и отношения «взгляд-прикосновение» со своим кормильцем, ребенок получает возможность регулировать свои переживания - эмоции и физиологический отклик, которые фактически ведут к ощущению безопасности и того, что его любят и принимают.
В действительности люди запрограммированы получать отклик на эмоции и младенцы ожидают увидеть отклик на свои эмоции на лице кормильца. Эмоции, которые демонстрирует кормилец, рефлексируются и внутренне переживаются.
Формирование безопасной привязанности
При безопасной привязанности есть ощущение безопасных объятий, ощущение принятия эмоций и их отзеркаливание на лице, а также всем теле. Все тело младенца подключено к кормильцу, это похоже на танец всем телом. Этот совместный танец происходит не в 100%-х, согласно Виниккоту, достаточно часто, чтобы младенец получил хорошее переживание и мог выстоять, если пойдет что-то не так. Таким образом ребенок в раннем возрасте научается тому, что такое безопасность; тому, что мир безопасен, и люди вокруг него тоже безопасны.

Мозг ребенка развивается в связи с этим ощущением безопасности: мозговой ствол, затылочная часть, кора мозга и части мозга, отвечающие за когнитивные функции.

Что касается нервной системы, то нервная система ребенка также ощущает себя в безопасности: симпатическая и парасимпатическая системы находятся в балансе и в соответствии. И вся физиология способна к регулированию, ощущая безопасность в данном теле.

Таким образом, в жизни дальнейшие отношения будут с большей вероятностью развиваться точно также, как воспринимались ребенком первичные отношения привязанности. Поскольку это то, с чем человек вырос, чего ожидает от других, включая отклик всего тела. Поэтому он будет искать таких отношений, в которых взгляд другого, жесты и прикосновение будут узнаваться. Формируется модель отношений, в которых другой видится безопасным и понятным.
Мы подошли к важному компоненту в развитии ребенка - способность доверять. Он уверен в том, что кормилец не станет его стыдить. Поскольку стыд остро ощущается в ситуации, когда ребенок чувствует себя любимым и не ожидает того, что его доверие нарушат, не будут принимать и стыдить. Ребенок и далее во взрослой жизни будет искать и находить здоровые отношения.
Если перенесем эту идею привязанности в контекст еды, то еда, как первичное вознаграждение, становится синонимичной кормильцу. Еда и кормилец символизируют одно и тоже для младенца. Поэтому в отношении еды, ребенок в такой же степени доверяет и полагается на нее, в какой он полагался и доверял кормильцу. Он понимает, что в отношении с едой нет страха и недоверия.

Все это касается безопасного типа привязанности, тогда как существуют несколько категорий небезопасной привязанности, которые, согласно Мариам Эйнсворт и коллегам, можно считать в какой-то мере противоположностью безопасного типа. В какой-то момент ребенок не получил необходимого переживания во взгляде и через прикосновение, которое было недостаточно безопасным или недостаточно часто повторяющимся.
Формирование небезопасных типов привязанности
В случае с дезорганизованным, амбивалентным либо избегающим типами привязанности можно говорить о том, что в какой-то момент мать (или другой кормилец), как зеркало, недостаточно часто возвращали ребенку его внутренние эмоциональные переживания. Возможно, он видел лишь пустое зеркало. Итак, ребенок смотрел на мать, как в зеркало, надеясь увидеть там себя, кто он есть.

В случае амбивалентного типа привязанности, мы можем предположить, что ребенок столкнулся с тем, что реакции кормильца были непредсказуемы, было ощущение принятия и одновременно - отталкивания. Иногда можно было контактировать через взгляд и прикосновение, иногда это становилось совершенно невозможным. Self развивалось в нестабильной ситуации.
Что касается избегающего типа привязанности, то, возможно, он связан с тем, что мать, будучи в раннем возрасте, сама не получила достаточного опыта безопасной привязанности. Вероятно, ее эмоции также избегались в родительской семье, и она не чувствует себя в безопасности, выражая эмоции или принимая их от младенца.
Ребенок сталкивается с постоянным страхом и каким-то образом становится «плохим объектом». Возможно, на эти переживания повлияли эмоциональное состояние кормильца, получившее выражение на лице и спроецированное на младенца. Ребенок переполнен чувствами стыда и своей несостоятельности как человеческого существа.
С точки зрения нейрофизиологии, при небезопасных типах привязанности, кора головного мозга не развивается должным образом. И нервная система приходит в дисбаланс – преобладание парасимпатической или симпатической системы.

Таким образом self будет отыгрывать эту ситуацию в своих отношениях в будущем. Существует сильное ожидание найти тоже самое через компульсивное повторение. Он ищет и находит пустое зеркало в отношениях с другими людьми. Это повторяется снова и снова.

И соответственно, нервная система продолжает разыгрывать тот же сценарий в отношениях. Если у человека доминирует симпатическая нервная система, то все его реакции будут отыгрывать сценарий драки-бегства, замирания-падения с другим человеком.
Это означает полный отказ от собственных потребностей, чтобы угождать другому. Эти тенденции в поведении могут быть очень сильными.
В этой ситуации сложно доверять себе и другим, также сложно принять какой-либо позитивный настрой и позитивные эмоции, которые предлагают другие отношения, они все время бросают вызов в отношениях, поскольку невозможно на эмоциональном уровне поверить во что-то позитивное от другого человека. Поэтому позитивные отношения отвергаются или заканчиваются на конфликте, если другой старается эмоционально расположить к себе.

Формируется замкнутый цикл: невозможно доверять, хотя другой человек старается настроить позитивно, из-за полной невозможности принять и ассимилировать что-либо положительное в отношении себя, становится стыдно считать другого обманщиком, доверие снижается. Этот цикл «стыд-недоверие» может быть сложным и болезненным.

В отношении с едой можем наблюдать подобное. При компульсивном переедании: кормильца отчаянно хотят принять, чтобы принять его любовь, затем отталкивают и демонстрируют амбивалентые чувства; или еде просто не доверяют. Она считается небезопасной - и снова возникает цикл отношений «стыд-недоверие».

Несмотря на то, что это звучит сложно, считается возможным в терапии сформировать другой тип привязанности, чем тот, который был сформирован в детском возрасте. И таким образом, работая с людьми с нарушением привязанности, мы можем предоставить им второй шанс в терапии привязанности, формируя отношения через взгляд-прикосновение и выходя за эти рамки. В терапии важно найти другого, с кем возможно преодолеть сложившуюся привязанность в исцеляющих терапевтических отношениях.
ВОПРОС:
Какой тип привязанности чаще встречается при диагнозе «анорексия»?
НИКОЛЬ:
Я могу с уверенностью сказать, основываясь на своем опыте работе с людьми, страдающими анорексией – это небезопасный или избегающий тип привязанности. Здесь не нужно возлагать вину на тип привязанности, поскольку, как мы знаем, тип привязанности может передаваться от матери к ребенку.

У одного из кормильцев может быть сформирован небезопасный тип привязанности. Если мы вернемся к идее Мелани Кляйн о том, что еда и кормилец синонимичны, то ребенок с небезопасным типом привязанности, у которого в дальнейшем возможно развитие этого расстройства, - он не принимает, а отвергает кормильца.

В случае анорексии мы имеем дело с избеганием приема пищи, с избеганием еды. Это значит, что избегают эмоционального контакта с кормильцем. Возможно, сам кормилец не мог переваривать эмоции. И тогда формируется избегающий тип привязанности, при котором избегается любое эмоциональное включение и, соответственно, избегается контакт с едой. Чаще всего анорексия развивается в период взросления ребенка, в период сепарации ребенка, согласно Винникотту, этот процесс не происходит, не завершается. И поэтому ощущение голода и отказ от еды – это попытка отделиться от кормильца. Итак, попытка сепарации представляет с собой отказ от слитости и цельности с кормильцем, что представляется небезопасным. Ведь быть одному – это страшно и небезопасно. Это очень важный момент, потому что невозможно получить ощущение отдельности, не испытывая ощущения привязанности. Поскольку нет ощущения привязанности – не сформировалась достаточно хорошая привязанность - нет ощущения собственной отдельности. И еда, и кормилец – они просто отвергаются. Часто в случае в анорексией мы встречаемся с протестом, когда человек высказывает полное отрицание всего, что говорит о полном отчаянии. Но мы должны ему дать надежду, что возможно быть связанным с кем-то другим, чтобы почувствовать свою отдельность. И также при анорексии может наблюдаться дезорганизованный тип привязанности, есть случаи, когда от анорексии переходят к булимии, что говорит об отчаянном желании найти и поглотить кормильца.
СТЫД И ВИНА В РАБОТЕ С ПИЩЕВЫМ ПОВЕДЕНИЕМ И ОБРАЗОМ ТЕЛА
25 - 26 мая 2019
Очно и онлайн, Москва
Семинар - практикум Николь Шнаккенберг
Транскрибация лекции подготовлена в рамках проекта
"Стыд и идентичность в работе с образом тела и РПП"
Ведущая Николь Шнаккенберг

Для оформления взяты фрагменты работ
Béla Kádár Hungarian 1877–1955 Mother with her two children 1954
Malika Favre "Hide & Seek"
Перевод Галина Савченко

© 2015 - 2019 All Rights Reserved. PSY4PSY.RU
contact@psy4psy.ru
Made on
Tilda